Спектакль «Драма на охоте»

Спектакли с участием актера Даниила Страхова

Moderator: Модераторы

User avatar
Алёнушка
Posts: 6516
Joined: Mon 30 May 2016, 21:05
Location: Тюмень

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by Алёнушка »

DOlga wrote:Здравствуйте, девочки. Читала, читала форум сайта... И вот пишу.
Ну и очень хорошо. Когда я увидела, что Вы зарегистрировались и заходите на форум, всё ждала, ждала, когда же у Вас появится желание поделиться на форуме своими мыслями. Рада, что дождалась. Добро пожаловать.
DOlga wrote:Для меня все-таки понятия "любовь" и "умение любить" разные. Если любовь - это влечение, то что такое это самое "умение"? Это как? Заботиться, понимать, жалеть, принимать таким какой он есть или адаптироваться, меняя себя?
А мне кажется, что и то, и другое. Одно ведь другому не противоречит - и жалеешь, и принимаешь, и меняешь себя.
DOlga wrote:Он и своими поступками и монологами дает понять: я в вашем сочувствии и жалости не нуждаюсь. Вот я такой. И вы мне не судьи, я сам себе судья.
Не единожды Даниил говорил в интервью, например, о том, что для него самый строгий судья - это он сам. Прямые аналогии с Камышевым тут, конечно, проводить никак нельзя, но вот это у Даниила - я сам себе судья (без высокомерия, без презрения, просто как констатация факта)... Мне кажется, где-то здесь (в том числе) кроется намек-ответ на Ваш вопрос, DOlga, о том, что
DOlga wrote:Для меня загадкой осталась фраза в одном из интервью Даниила о том, что образ Камышева очень близок его внутреннему камертону.(?) Подумала: чего-то я еще в Его Камышеве не рассмотрела :-)
Я люблю театр!

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links
DOlga
Posts: 255
Joined: Wed 15 Jul 2020, 16:31

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by DOlga »

Алёнушка wrote: Добро пожаловать.
Аленушка, спасибо

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links
User avatar
Inofenciva
Posts: 567
Joined: Sun 12 Jul 2020, 13:49
Location: Санкт-Петербург

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by Inofenciva »

Рассуждать о природе любви вообще безотносительно конкретной личности, я думаю, не имеет смысла. Помните у Толстого: сколько голов, столько и родов любви… О Камышеве. У Чехова Камышев – это его умозрительный вымысел. Возможно, Чехов писал его с какого-то живого человека, я не в курсе, но для нас, читателей, Камышев в повести фигура бесплотная, выдуманная. А вот Камышев в спектакле уже живой, воплощен (от слова плоть) актером Даниилом Страховым. Для зрителя Камышев уже не умозрительный чеховский персонаж, не бесплотная фигура, а у него тело, лицо, голос, походка Даниила Страхова. И здесь живая плоть актера, его энергетика, его психотип влияют на зрителя: Камышев уже не просто Камышев – это до какой-то степени сам Даниил. Мне кажется, когда актер играет любовь (или страсть, или влюбленность, не важно), его личностная сущность (извините за стиль), которая включает в себя и телесную составную, и духовную, и душевную дает (или придает) персонажу его личностный «окрас».
Мне кажется, что Даниил как мужчина очень чувственный (рискую, но надеюсь, что не перехожу грань), поэтому и его Камышев тоже обладает этим качеством. Плюс его нервная психическая организация. И вот чеховский Камышев уже не просто Камышев, он обрел плоть и психическую структуру актера. Попробуйте сравнить Камышева Янковского с Камышевым Страхова. Они очень разные не только потому, что режиссеры ставили перед ними разные актерские задачи, не только потому, что концепция образа, вероятно, была у Янковского другая, но и потому, что психофизика у них разная. Исходя из всей этой моей м.б. надуманной концепции я также очень по-разному отвечала бы себе на вопрос: а любил ли Камышев Оленьку или нет. Камышев Янковского (которого я восприняла как более цельного, более легкого, менее глубокого, и менее рефлексирующего, и менее чувственного), я думаю, да. По крайней мере, он был влюблен. У его Камышева нет такого: «порочная развратная сука», «гаденькое существо» и т.п. Камышев Даниила – личность гораздо более сложная и неоднозначная, более «навороченная», нервная, чувственная. Для него Оленька скорее раздражитель его внутреннего раздрая (не знаю, есть ли такое слово, но можно заменить раздвоенностью), чем объект любви. Да, он вожделеет, но у него плоть сама по себе, а душевное и умственное состояние с плотью не дружит. Он ведь поначалу только любовался ею, а вожделение на него накатило, когда он разглядел ее порочность (продажность). Его монолог о том, что он знал (и покупал) порочных женщин, но у них не было таких невинных голубых глаз…. и т.д. О чем это он? О том, что сработал плотский рефлекс: ее порочность вызвала ревность к другому мужчине, а ревность породила физическое желание… А душа и ум сокрушались, почему это у него не получается спасти ее саму и ее душу… И по отношению к Наденьке: много рассуждений (умственных), какая она хорошая, добрая девушка, как он плохо с ней поступил, и при этом никакого вожделения к ней у него нет (по крайней мере ни одного телесного порыва, только что ездил к Калининым каждый день, но далее романтических прогулок не пошло…). Похоже, что порок и отталкивает, и привлекает его одновременно.
Как вам, девушки, моя «концепция»? Готова быть опровергнутой, защищаться не буду, так как просто делюсь потоком сознания… Просто еще нахожусь под впечатлением от спектакля.

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links
User avatar
Елена Ф.
Posts: 1357
Joined: Tue 05 Nov 2019, 11:03
Location: Оренбургская область

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by Елена Ф. »

Inofenciva wrote:Прошу извинить за длинный пост, редко меня так прорывает
DOlga wrote:И вот пишу. Уж больно хорош спектакль
Ирина, Ольга, начала читать ваши отзывы и остановилась... У меня знакомство с этой работой Даниила Александровича отложено на осень: не могу с наскока, наспех, между делом такое произведение... Нужно тоже прочесть драму и погрузиться с головой в эту историю, о которой уже столько смотрела и читала... Очень вам благодарна: с каким наслаждением я это всё прочту (у меня много от ТаНюши в закладках хранится, ваши впечатления добавляю, мне и их хочется рассмотреть внимательно, после просмотра). Уже от одной мысли от того, что сейчас пробежала глазами, забилось сердце.

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links
DOlga
Posts: 255
Joined: Wed 15 Jul 2020, 16:31

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by DOlga »

Inofenciva wrote: Для зрителя Камышев уже не умозрительный чеховский персонаж, не бесплотная фигура, а у него тело, лицо, голос, походка Даниила Страхова.
Именно это я и хотела сказать, когда писала о своем восприятии образа. Антон Яковлев в интервью делал акцент на "бесах, заполняющих душу", на "цветах зла, медленно прорастающих в душе". А я, как зритель, в образе Камышева в исполнении Даниила, видела попытки героя понять себя, разобраться в своих чувствах и, в конечном итоге, отчаянный и неожиданный для самого себя срыв. А что до "цветов зла", в пьесе все события происходят за слишком короткий период времени, чтобы увидеть "динамику" внутреннего мира героя. И да простит меня Антон Павлович Чехов, по-моему, Антон Яковлев и Даниил "копнули" глубже, чем заложено в этой его ранней пьесе.
Inofenciva wrote: Попробуйте сравнить Камышева Янковского с Камышевым Страхова. Они очень разные не только потому, что режиссеры ставили перед ними разные актерские задачи, не только потому, что концепция образа, вероятно, была у Янковского другая, но и потому, что психофизика у них разная.
А вот Камышев Янковского у меня как раз вызвал жалость и ощущение того, что его поступок был совершен , говоря языком криминалистов "в состоянии аффекта" и сам герой не понял зачем он это сделал.

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links
User avatar
Анита
Мoderator
Posts: 18443
Joined: Sun 02 Apr 2006, 17:27
Location: Санкт-Петербург

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by Анита »

DOlga wrote:Для меня все-таки понятия "любовь" и "умение любить" разные. Если любовь - это влечение, то что такое это самое "умение"? Это как? Заботиться, понимать, жалеть, принимать таким какой он есть или адаптироваться, меняя себя? Наверное, у каждого по разному. У меня ответа нет.
Возможно, под умением любить можно понять способность не только с упоением "вкушать" всё прекрасное, что даёт любовь, но и принимать, если придется, ее жестокие дары, не бежать от них, не опускать руки. И да, в том числе, наверное, - принимать людей такими, как они есть.

Но и с этим тоже трудно не согласиться:
Inofenciva wrote:Рассуждать о природе любви вообще безотносительно конкретной личности, я думаю, не имеет смысла. Помните у Толстого: сколько голов, столько и родов любви…


Для меня "Драма на охоте" - в принципе знаковая вещь. :-) Олег Янковский - моя детско-юношеская любовь, и "Мой ласковый и нежный зверь" смотрен и пересмотрен, даже не буду всех пугать, сколько раз. И, конечно, сейчас я тоже сравниваю Камышевых. Хотя, на самом деле, они настолько из разных "измерений", что сопоставлять их трудно. Фильм Лотяну - совсем другой, и про другое. И Оленька там - девочка, да, обворожительная, да, "ласочка", да, выбрала в итоге графа, но ведь дитё дитём. На неё и злиться странно, как на ребёнка. Тем более - карать. Видно, Камышев серьёзно "влип" - так влюбился, что потерял способность рассуждать, не видел, кто перед ним. Как сказал тот редактор журнала? "Вы любили ее со страстью изголодавшегося зверя"?.. Эгоистично, но любил. По крайней мере, у него и физическое и душевное совпадало.
Inofenciva wrote:Камышев Даниила – личность гораздо более сложная и неоднозначная, более «навороченная», нервная, чувственная. Для него Оленька скорее раздражитель его внутреннего раздрая (не знаю, есть ли такое слово, но можно заменить раздвоенностью), чем объект любви. Да, он вожделеет, но у него плоть сама по себе, а душевное и умственное состояние с плотью не дружит. Он ведь поначалу только любовался ею, а вожделение на него накатило, когда он разглядел ее порочность (продажность). Его монолог о том, что он знал (и покупал) порочных женщин, но у них не было таких невинных голубых глаз…. и т.д. О чем это он? О том, что сработал плотский рефлекс: ее порочность вызвала ревность к другому мужчине, а ревность породила физическое желание… А душа и ум сокрушались, почему это у него не получается спасти ее саму и ее душу…
...Похоже, что порок и отталкивает, и привлекает его одновременно.
По-моему, очень точное наблюдение, даже нечего прибавить.

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links
User avatar
Нюша
Posts: 6038
Joined: Fri 06 Jan 2006, 15:59
Location: г. Севастополь

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by Нюша »

DOlga wrote: И да простит меня Антон Павлович Чехов, по-моему, Антон Яковлев и Даниил "копнули" глубже, чем заложено в этой его ранней пьесе.
Да, в одном из своих интервью, посвящённых спектаклю, Антон Юрьевич говорил, что сильно переработал эту пьесу... с начала работы над ней и предоставления Даниилу первого варианта, в конечном итоге треть, если не половина была изменена в финальном варианте. Вопрос Вами и Ириной поднятый, побудил меня вернуться к перечитыванию этих интервью и воспоминаниям собственного восприятия. Я даже делала в своё время нарезку из трёх Камышевых: телеспектакля 1970г. с Юрием Яковлевым, с Янковским и Даниилом. Сегодня эту нарезку посмотрела вновь и впервые почему-то подумала, что вот не верю, что персонаж Янковского мог убить Оленьку.. Слишком он был рационален и спокоен, не было того самого аффекта, который был в Яковлеве-старшем и в Данииле.
Антон Яковлев говорил:
... Я написал пьесу по мотивам, потому что ее инсценировать напрямую просто нереально, потому что не выдерживает абсолютно драматургических настроений. Она просто сыпется. Она сыпется и по жанру, и по диалогам, по литературе. Явно, что (автор) начинал как Чехонте это произведение, а заканчивал уже как Антон Павлович Чехов. Когда он ушел от стилизации, от жанровости ушел
http://dstrahov.com/forum/viewtopic.php ... 31a#p64105

Вот и Антон Яковлевич объясняет мои ощущения, почему не мог убить лотяновский Камышев.... он, конечно, не про киноверсию рассуждает, а о чеховском Камышеве..., что заставило его внести изменения в пьесу...
...потому что он убить-то не может, потому что у него и на это бы сил не хватило, так сказать, в здравом состоянии. Потому что для этого тоже нужна в определенной степени агония, сила тоже определенная для этого. У него и этого нет. И вопрос в том, насколько ..., вот самое для меня важное было, насколько он принимает то, что он сделал. Понимаете, если изначально Камышев у Чехова он такой какой есть, там развития почти нет персонажа, то здесь попытка казаться человеком, Камышевская, она терпит крах в самом финале. Почему? Потому что он принимает цветы зла, которые в нем растут. Он ..., вот знаете, когда он говорит «А потом я встретил в лесу...», и начинает рассказывать в финальном монологе, как все это произошло, и потом мы ждем, что он покается: «Господи, что я наделал?»(как, например, Познышев в Крейцеровой сонате, когда говорит «Как я мог это сделать?»), а здесь он вдруг, открыв эти глаза на то, что он сделал, он принимает в себе это зло. Он понимает, что это легче. Рефлексия закончилась: свобода абсолютная.
...На мой взгляд, Ольга, безусловно, насколько эта девочка может любить, она Камышева любит. Камышев любить не может, не умеет. Поэтому любви как таковой, романа там быть не может. Это вот то, что в фильме, как я говорил, во-первых, этого быть не может, это не мелодрама, это не история любви. Это история нелюбви. Это история поиска того, как любить. Он не умеет любить ни друга, ни ближнего.
http://dstrahov.com/forum/viewtopic.php ... 31a#p64158
"Во всём мне хочется дойти до самой сути:
В работе, в поисках пути, в сердечной смуте..."
Б.Пастернак

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links
User avatar
Inofenciva
Posts: 567
Joined: Sun 12 Jul 2020, 13:49
Location: Санкт-Петербург

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by Inofenciva »

Нюша, спасибо за интервью, я его не видела. Многое встало на свои места. В моем восприятии Камышева в исполнении Даниила.

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links
User avatar
Нюша
Posts: 6038
Joined: Fri 06 Jan 2006, 15:59
Location: г. Севастополь

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by Нюша »

Ирина, а Вам и Ольге спасибо, что этой дискуссией побудили снова окунуться в эту тему, вспомнить об этом интервью, в свое время, записанном Валюшей.
"Во всём мне хочется дойти до самой сути:
В работе, в поисках пути, в сердечной смуте..."
Б.Пастернак

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links
DOlga
Posts: 255
Joined: Wed 15 Jul 2020, 16:31

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by DOlga »

Анита wrote: Возможно, под умением любить можно понять способность не только с упоением "вкушать" всё прекрасное, что даёт любовь, но и принимать, если придется, ее жестокие дары, не бежать от них, не опускать руки.
Анита, очень красивое и, по-моему, правильное определение Вы дали. Знать бы еще где этому учат. Или с этим умением уже рождаются?

Нюша, спасибо. Для меня ТАКОЕ видение Камышева Антоном Яковлевым расставило все точки над i. Хотя немножечко рефлексии в исполнении Даниила все-таки осталось.

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links
User avatar
Анита
Мoderator
Posts: 18443
Joined: Sun 02 Apr 2006, 17:27
Location: Санкт-Петербург

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by Анита »

DOlga, а меня привели к этой мысли именно Ваши размышления. :-)
Hidden text:
Меня можно на "ты". :-)

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links
User avatar
Natka
Posts: 8028
Joined: Thu 03 Nov 2011, 11:31
Location: г.Харьков, Малороссия

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by Natka »

Inofenciva wrote:Рассуждать о природе любви вообще безотносительно конкретной личности, я думаю, не имеет смысла. Помните у Толстого: сколько голов, столько и родов любви…
я бы сказала сколько людей столько и пониманий этого "сверхъемкого" слова. :oops:
Hidden text:
та же история как и со словом культура ;-)
Image
Inofenciva wrote:...У Чехова Камышев – это его умозрительный вымысел...
как и любой литературный герой :unknowing: нет?
Антон П. Чехов и Антон Ю. Яковлев заставили меня задуматься в этой пьесе, стал вопрос: "А что это такое УМЕНИЕ любить?" Для меня важно оказалось именно это.
да, думаю, разговор именно об этом.
Как всем известно,"нельзя объять необъятное", но всё же рискну "обобщить". :oops:
Как я это понимаю:
умение любить - это умение хотеть отдавать кому-то или чему-то, не суть. Прежде всего нематериальное - время, эмоции и тд, материальное же ( деньги и пр) в этом случае только "вспомогательное" средство.
Если любовь взаимная - то это "сообщающиеся сосуды", если нет - нет.
А страсть ( и ненависть, как её разновидность) - это доминантное желание брать/потреблять. И тут материальное становится во главе угла, что неизбежно влечет и отношение к людям, как к "предмету" или "товару".
Парадокс в том, что человек не умеющий отдавать, а умеющий только брать счастлив никогда не бывает.
И если любовь созидает, то страсть , как и ненависть - разрушает. Душу в первую очередь.
Что до "цветов Зла"...Дьявол - это ж "обезьяна Бога", но "фишка" в том, что "имитировать" можно даже творчество, а вот любовь нельзя.
И, мне кажется, что практически все зрелые работы Даниила тоже об этом.
соглашусь. Это похоже, заявка на Тему :-)
"Никогда не спорь! Стой на своем и точка." (Б.Шоу)
"Я есть и имею право думать так, как думаю." (ДС)

"Главное - не врать самому себе и не задерживаться там, где тебя не хотят видеть"(ДС)

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links
User avatar
Нюша
Posts: 6038
Joined: Fri 06 Jan 2006, 15:59
Location: г. Севастополь

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by Нюша »

У Даниила амплуа героя-любовника закрепилось наверное со студенческих времён, так что эта Тема - умения\не умения любить, у него с ранних работ определилась... А тема несовершенства мира как давно возникла? Не с тех ли студенческих тоже?
"Во всём мне хочется дойти до самой сути:
В работе, в поисках пути, в сердечной смуте..."
Б.Пастернак

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links
User avatar
Елена Ф.
Posts: 1357
Joined: Tue 05 Nov 2019, 11:03
Location: Оренбургская область

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by Елена Ф. »

Познакомилась, наконец, с записью этого спектакля. В начале декабря. И долго-долго собиралась с мыслями и писала...
Снова скажу: счастье, что есть видео театральных постановок - это даёт хотя бы частично представление о работах, вызывавших когда-то глубокие переживания у зрителей.
Не располагаю сейчас таким длинным промежутком времени, какой позволил бы мне посмотреть спектакль непрерывно, - смотрела частями, в три захода. Но это не только не стало помехой, а даже где-то способствовало лучшему восприятию.
Например, вначале вызвавший некоторое недоумение выбор режиссёром актёров на роли Урбенина и Пшехоцкого, более того, сама интерпретация этих образов, кажется, не очень близких к описанным в повести. Урбенин - спивающийся старик, Каэтан - посмешище, комик, пигмей. Ответ пришёл, пока отвлеклась на домашние дела, раздумывая над увиденной частью представления: ведь мы воспринимаем их не такими, какие они, может, были в действительности. Мы видим их глазами Камышева! И Урбенин, который в повести показался мне достойным симпатии и уважения мужчиной в годах, единственным порядочным среди всей этой компании, по-своему сильным (как рыцарски он защищал честь Ольги перед этими распутниками) и т.п., для Камышева, взиравшего на него глазами молодого здорового мужчины, у которого лучше не становиться на пути, был всего-навсего жалким, одиноким, заброшенным, несчастным престарелым человеком со своими тщетными попытками противостоять графу и его приятелям, да ещё и возомнившим, что может быть искренне любим юной красивой девушкой.
То же и с Каэтаном: за внешней внушительностью, респектабельностью, невозмутимостью, вряд ли преодолимыми, например, для меня (я не решилась бы даже первой заговорить с человеком, так подчёркнуто сторонящимся окружающих), Камышев увидел пустую напыщенность мелкого субъекта, с которым его так и подмывало вести себя вызывающе, потешаясь над ним, осмелев от принятой порции алкоголя.
Ещё отмечу: хорошо, что незадолго до просмотра я прочла повесть А.П.Чехова, потому что в записи, к сожалению, многие реплики звучат неразборчиво, отчего оставшийся в памяти литературный текст очень пришёлся кстати.
Попробую рассказать, как увидела я эту историю, исходя из собственного мировосприятия, своей веры и своего понимания. Первое по окончании: ощущение грандиозности проделанной режиссёром работы. Не зря у меня эта постановка заняла столько времени. Готовилась к ней наверно как к экзамену: настраивалась с весны, осенью прочла повесть (впервые...), которая очень понравилась увлекательностью, всеми достоинствами классики, когда, читая, наслаждаешься языком и стилем, порою не отдавая себе отчёта о сюжете. Впечатление, что А.П.Чехов (не знавший ещё, что он - "Великий Чехов") написал прекрасный детектив с элементами мелодрамы, где проницательный редактор выступил нечаянно в роли сыщика, выведя на чистую воду истинного преступника, но, будучи всё-таки Чеховым, заронил столько глубоко проникших в "почву текста" зёрен драмы, столько оставил без ответа вопросов, что после чтения ум за разум заходил: зачем Камышеву было убивать Ольгу и в чём был аффект?
Пересмотрела х/ф "Мой ласковый и нежный зверь", спектакль с Ю.В. Яковлевым. Знаю, что сравнивать нет смысла, но мне было интересно, как воплощали на экране и на сцене чеховское произведение, а главное - какие это вызывает во мне ощущения и мысли. Фильм, знакомый с детства, целиком держится на музыке Е. Доги, в нём больше ничего и нет, по сути. Актёры прекрасны, но они как бы сами по себе: в красивой и трагичной романтической истории не нашлось ни любви, ни страсти, ни аффекта... О.И. Янковский, видимо, не отягощённый серьёзными задачами, сыграл роль самовлюблённого хладнокровного эгоиста и циника, не способного ни на какие сильные потрясения, непонятно из-за чего убившего слегка симпатичную ему падшую молодую женщину, непонятно зачем рискующего своим благополучием (ведь он не знал заранее, что так удачно подвернётся Урбенин)... Не только я, но и мама моя, посмотревшая заново фильм, ощутила равнодушие, пустоту и неверие в происходящее, компенсированные лишь прекрасным вальсом и пением цыганского хора.
В постановке 1970 года главным минусом стала исполнительница роли Ольги Скворцовой. Камышев же Юрия Яковлева с его тревожным затравленным взглядом в начале, гораздо более правдоподобен показался мне в качестве человека, способного на страсть и убийство под влиянием аффекта. Но всё чувствовалось, что авторы просто стремились передать внешнюю сторону истории, так и не поняв, что на самом деле произошло с героями... Когда Камышев Ю. Яковлева произнёс "Я убил", невольно представила себя на его месте: впервые он произносит это вслух... И даже у меня засосало под ложечкой, влажными стали ладони, забилось сердце, стало противно и жутко. Но ведь ничего же этого не показал актёр, а мог бы (и ещё как), значит, у режиссёра просто не было и в мыслях выйти хоть немного за рамки этого "внешнего" чеховского сюжета...
Знаете, кто из литературных героев сразу пришёл на ум ещё в начале чтения? Г.А. Печорин. Маячил постоянно, тревожа мою личную старую рану, и когда позже смотрела-читала интервью с А.Ю. Яковлевым, всплыла тема "лишнего человека".

Итак, спектакль режиссёра Антона Яковлева "Драма на охоте" в театре «Et Cetera»...
Не сразу втянулась и не сразу меня "накрыло". Ожидания были столь высоки, что возникало опасение: вдруг не случится то, чего жду? Ведь так бывает: захватывающее многих проходит отчего-то мимо тебя… Но определённо: мне с первых минут понравились очень исполнители, особенно - Владимир Скворцов в роли графа и Ольга Котельникова в роли Оленьки.
Графом я любовалась: колоритная, живописная фигура, что важно, как в книге, - почти одних лет с главным героем, а не как в фильме Эмиля Лотяну. Да, он совсем не выглядел умирающим, каким его изобразил Чехов, - напротив, от него исходило ощущение богатырского здоровья, как и от его молодцев с гармошками и балалайками, бесшабашной удали, но ведь я помню, что видела и его глазами Камышева, шедшего к графу со своей внутренней пустотой, и ему наверно так и казалось, что граф здоровее него, ведь у графа жизнь вызывала желания, она, кажется, кипела в нём, хоть и пьяная, разгульная, но всё-таки жизнь, которую он вкушал гигантскими порциями.
Очень понравилась мне здесь Оленька. Именно такая внешне, как в повести, но и внутренне: полуребёнок-полуженщина, очень красивая, но наивная и глупенькая, недалёкая. Не могу не похвалить роскошные волосы Ольги Котельниковой - они придавали какое-то особенное волшебство этому совершенно колдовскому образу. Возможно, ей недоставало, как в повести, змеиного бессердечия, но это и не нужно. В ней было достаточно всего, чтобы оправдать и объяснить случившееся...
Что любопытно, и в книге, и в фильме попойки у графа выглядели как раз театрально – это я осознала, смотря театральную версию, где вдруг мне показали в самом неприкрытом виде то, как в действительности выглядят допившиеся до скотского состояния мужчины. Такое чувство, что и А.П. Чехов (ну, или его персонаж, написавший драму), и Э. Лотяну, и автор постановки 1970 года Б. Ниренбург нарочно деликатничали, предвидя, что с произведением будут знакомиться дамы, и оттого всё обставлялось то высокопарными застольными речами, то живописными картинами с участием цыган, которые даже наутро вповалку в гостиной графа смотрелись эстетично.
Здесь всё было наверно так, как и могло быть в жизни.
Какие чувства вызвал во мне Камышев? Оттолкнуть он меня не оттолкнул... Не испугал. И это - не жалость, скорее, я его понимаю. Понимание и сопереживание, и ещё - желание, если бы это было возможно, оказаться рядом и попробовать достучаться. Без критики, без сетований, как пытался достучаться доктор, без жалоб, а как-то иначе. Потому что такое может случиться с каждым. И это можно перетерпеть, из этого можно выбраться. И вообще - в жизни поправимо и исцелимо всё.
Конкретно у данного человека - не получилось. Не стремился, не хватило силы воли и силы духа. Веры. Наверно и желания не хватило. Но тогда это - действительно смерть ("если ты ещё жив").
Понимаю потому, что внутреннее его состояние - назову его "синдром лишнего человека", - когда ты словно выпадаешь из жизни, в действительности, мне кажется, сегодня настигает многих. Это как вирус. Перестаёшь чувствовать. Совсем.
Со школьных лет, когда только и встретилось мне это определение, казалось, что такие люди - редкость. Мне кажется, отнюдь. Просто это не замечается. Порой ими самими. Мы и узнаём об их существовании тогда лишь, когда они попадают в фокус писательского взгляда. Но о себе могу сказать, что Камышева не ощущаю себе чужим, мне ясно всё, что он чувствовал и думал. Во время монолога Надежды и послесловия доктора он не притворялся - он их действительно не слышал. И ответить не мог - не знал, что с ним происходит, а вдруг это пройдёт и окажется, что она ему нужна, а он её отверг бы? И ему действительно не было её жаль ни тогда, ни до, ни после.
О том, что и сама Надежда далека от истинной любви и веры, говорить мне не хочется. Как и о том, почему доктор, любящий мужчина, вместо того, чтобы бороться за любимую, за её благополучие, постараться дать ей счастье, перекладывал это на Камышева, прекрасно зная, что это всё глубоко ему безразлично.
Не смогу объяснить, почему понимаю Камышева, не обратившись к самой себе, хотя, казалось бы, что может быть общего с ним у меня, при моём практически стерильном образе жизни?
Да потому, что со мною это было.
Hidden text:
И спектакль стал поводом впервые за четверть века поговорить на эту тему с мамой, признаться в том, что происходило со мной в возрасте, считающемся обычно "переходным", для всей моей семьи миновавшем без всяких проблем, без видимых изменений. Но для меня было не так. Помню, как у меня волосы дыбом вставали при чтении "Героя нашего времени" - в Печорине видела я себя. Не знаю, когда всё началось, но был период (для 13-15 лет и год, и, тем более, два - это очень долго), когда я перестала чувствовать, перестала любить. И пушкинское "рано чувства в нем остыли" звучало внутри меня, как приговор. Осознавала полную пустоту в душе и полное отсутствие каких бы то ни было чувств даже к родителям, от которых всю жизнь видела только любовь, понимание, заботу... Внешне вела себя с ними, как прежде, так же вела себя и в школе, но каких мне стоило это усилий! Улыбаться, говорить ласково, да вообще говорить, смотреть, общаться, изображать интерес, когда больше всего на свете хотелось (до невыносимости, хоть кричи) остаться абсолютно одной, в темноте и полной тишине, чтобы все исчезли. И это не было временным настроением, я с этим просыпалась и засыпала... Тогда я часто оставалась, порой часами, одна в тёмной комнате, и лишь в мгновения этого абсолютного покоя мне было хорошо и в сердце жило только раздражение к тем, кто этот покой нарушал...
Хуже всего, что, чем меньше ты любишь, чем меньше хочешь быть с людьми, тем сильнее, кажется, к тебе тянутся и льнут. Тебя любят, ценят, хвалят, за тебя цепляются, обращаются к тебе, чего-то от тебя ждут (как мне было понятно состояние Камышева, к которому бежал с распростёртыми объятиями граф, делился своей любовью Урбенин, лез с жалобами доктор, от которого ждала ответа Наденька...), а ты пуст, глух, безразличен... Но у меня был трезвый и чистый ум, и я делала всё, чего от меня ждали, осознавая, что так продолжаться не может.
Самое страшное - с теми, кто тебя любит и кого (это умом понимаешь, хоть сердце и молчит) любит твоя душа.
Думаю теперь (спектакль мне как-то высветил тот период моей жизни), что именно заложенная в меня родительская любовь и вера (не религиозная и не церковная, а естественное осознание того, Кем, по Чьему Образу и Подобию я создана) помогли мне понять, что суть Человека сама по себе божественна, а значит Любовь, как основа, никуда не может подеваться, что это состояние, каким бы длительным ни было, можно преодолеть, пережить, что эта болезнь излечима.
Это был такой труд - вернуть себе способность чувствовать! Наверно никогда до этого я не старалась так проявлять свою любовь внешне, не заставляла себя реагировать, выслушивать, быть вообще внимательной, чуткой и пр. Сначала - одним усилием ума, потом стало откликаться сердце. Я даже помню, как впервые после долгого-долгого перерыва, от души смогла заплакать из сочувствия к другому человеку и как меня это обрадовало!
Сейчас мне легко на эту тему говорить – всё давно позади, а симптомы мне знакомы и ничуть не пугают. Об этом, кстати, задумалась я, и перечитав впервые за послешкольные годы роман "Мартин Иден" (мотивом послужило упоминание его в интервью Даниилом Александровичем летом этого года). Что общего между мною, Мартином Иденом, Камышевым, Печориным...? Синдром эмоционального выгорания, опустошения, к которому мы все подходили разными дорогами. И Мартин Иден ведь не верил. Не дал себе времени и труда перетерпеть, найти выход иной, чем самоубийство. Наверно и гордыня, когда тебе кажется, что ты уже сделал всё. Мы и тысячной доли не сделали ещё, чтобы вновь научиться любить и вернуть себе первоначальный Человеческий облик.
Человеку обязательно нужно чувствовать. И когда душа так глубоко загнана, когда атрофировано сознание настолько, что простое, естественное, чистое и тихое не способно тронуть, человек ищет больших потрясений, жгучих страстей, острых ощущений. Как притупляется искушённый вкус, требуя всё более острой пищи, как слабеющему слуху необходим всё более громкий звук, так и холодному сердцу нужны всё более и более горячие эмоции, раскалённые, сжигающие, чтоб не замёрзнуть насмерть.
Состояние Камышева - вирус, могущий настичь любого, даже пребывающего в атмосфере любви и благополучия, ведущего трезвый и пристойный образ жизни. Вирус, от которого атрофируются наши первозданные человеческие свойства. И чем мы дальше от естественного, живого Мира, данного нам Творцом, чем более искусственно наше существование, чем дольше живём мы не своей жизнью, тем выше вероятность поражения. И не всегда далеко поражение это очевидно. Только испытанное от встречи с Ольгой смятение открыло Камышеву то, с чем он мог жить многие годы, не придавая этому значения, подобно роботу, выполняя свою искусственную функцию, раз в пару лет забываясь в пьяном угаре в компании графа и походя разбивая женские сердца...
Была ли любовь между Камышевым и Оленькой? Для меня однозначно была. Взаимная. Иначе оба бы так не мучились от сознания, что не могут, не умеют, не знают, как. Любовь ведь приходит обязательно к каждому, и в поиске своей вдохновляющей, наполняющей мир теплом и светом Половинки ради того, чтобы стать Целым, Человеком-Творцом, есть смысл земного бытия. Верю в это с тех пор, как прочла у В.Н. Мегре, как маленький мальчик-мудрец самым важным делом жизни назвал "сделать счастливой свою девочку-вселенную". Можем не знать, не верить, не соглашаться, но Любовь не спрашивает - приходит, ибо в этом её долг.
А вот во что её превращают люди... Иногда встречается фраза «Любовь погубила» или что-то в том же роде, но, на мой взгляд, любовь губить не может в принципе – иное у неё назначение, созидающее. Губит неспособность использовать этот великий дар, это данное свыше благословение во благо.
Так вышло, что в "Драме на охоте" всё внимание приковано к этим двоим - Оленьке и Камышеву. Но не только они - духовные инвалиды. Просто их трагедия глубже и непоправимее. Если представить их души в виде человеческих тел, то это тела без рук и ног, без глаз и голоса. Когда смотрела сцены первой встречи, диалога в церкви, как же остро ощущала, что они бросились бы друг другу навстречу, обняли бы друг друга, но нечем! И плакать нечем, и крикнуть о своей любви душа не может. Меня потрясло, когда Ольга ползла к Камышеву: её душа ползла, из последних сил, измученная.
Он называл её продажной и развратной, но она не была такой. Эти слова он наносил, словно удары, чтобы заглушить свой внутренний голос, говоривший о ней совсем иное. Иногда, а в миг, когда он сказал "какая ты хорошенькая", в его голосе и всём существе его была такая теплота и нежность...
Подобно ему, пустоту свою заливающему спиртным безо всякого удовольствия (в отличие от графа), заполняла и Ольга свою нарядами, драгоценностями, близость с графом ощущая как страшную плату за всю эту мишуру (страшную не из-за попрания нравственных принципов, а из-за естественного, от природы, желания быть с кем-то по любви). Насколько вообще могу представить, мало нашлось бы женщин подобного сорта, какие плакали бы при таком богатом, щедром и ещё вполне молодом покровителе, относившемся к ней как к жене. Она ведь, казалось бы, всё получила: муж-дворянин, любовник-граф, о чести не заботясь, о любви не помышляя. Откуда же такая боль?
Камышев же был единственным, кому не надо было ни жениться, как Урбенину (хотя она и спрашивала, женился ли бы он), ни покупать деньгами и титулом, как графу, чтобы обладать Ольгой во всех смыслах.
А Ольга не нужна была ему как любовница - ему этого было катастрофически мало, иначе он воспользовался бы ею, как любой другой красивой женщиной, готовой для него на всё, и, возможно, получив своё, успокоился бы. Но ему не это было нужно, а на большее он не способен.
Вот это отчаянное состояние, эту "фантомную боль" (иначе любовь Камышева и не назовёшь), от какой нет исцеления, я и увидела в спектакле. То, чего не рассмотрела бы сама в повести, мне раскрылось в инсценировке Антона Яковлева. И чеховский Камышев, и герой фильма и постановки 1970-го, мне очевидно, легко перешагнули бы через это незначительное препятствие - мимолётное увлечение пусть даже несказанно пленительной женщиной. Ему ничего почти не стоило проводить её к алтарю с другим (он сам и подтолкнул Урбенина на решительный шаг, впрочем, не зная наверняка, чем дело обернётся), наблюдать за ухаживаниями графа, выслушивать после его откровения (ну, была ревность, но обычная, общая, какая наверно возникает относительно всех, кто клянётся тебе в любви), а большее, чего могла я ожидать в финале, это пощёчина, но никак, никак не физическая расправа...
Вот смотря этот спектакль, где нараспашку оказался внутренний мир главного героя, мне стало ясно, что он же очень страдал от этой своей нелюбви.
Даже не знаю, какие подобрать слова, что передать свои впечатления от игры Даниила Страхова. До меня уже столько всего написали и те, кому посчастливилось смотреть спектакль не в записи - вживую, да ещё и не по одному разу, с разным актёрским составом, в разные временные промежутки, наблюдая за нюансами, конечно, добавляемыми актёром в рисунок своей роли, и те, кто знаком с видеозаписью много лет...
После неожиданности, какой стала для меня недавно роль в сериале "Про Веру", где не знаешь, куда деваться от его мощнейшей энергетики, хотя сколько до того уже было просмотрено т.н. отрицательных или (в его случае - почти всегда) неоднозначных ролей, после всех видеофрагментов немыслимого "Макбета", пожалуй, роль Камышева стала для меня квинтэссенцией всех профессиональных и человеческих качеств актёра, делающих его способным показать жесточайший конфликт между созидающим и разрушающим началами, между добром и злом в человеке, его духовную гибель так, что каждое движение искалеченной души его персонажа отзывается в тебе словно собственной болью.
Смотрела и думала: для того, чтобы сыграть роль сильного, победителя, актёру вовсе не обязательно быть самому сильным - достаточно уметь таким казаться. Но каким сильным нужно быть внутренне, чтобы сыграть такую слабость, такую духовную немощь...
Ещё давно заметила в Данииле умение соединять, казалось бы, несоединимое. И здесь слились в одно внешняя вялость, инертность Камышева со сжигающим его изнутри огнём, отражением которому служит этот всюду его преследующий красный цвет. Цвет её платья, цвет солнца, жизни, красоты, страсти, цвет крови, цвет смерти.
А сколько противоречий в его движениях - то ленивых, то резких и жестоких, порою не вяжущихся с выражением лица и взгляда. Даниил Александрович изумил меня здесь не просто своей невероятной пластикой, а какой-то даже текучестью, способностью растворяться и растворять в себе все эти ощущения... Его присутствие на сцене, и когда внимание отвлекали на себя другие персонажи, ощущалось как пульсация, словно в ритме музыки и прочих звуков, создающих тревожную атмосферу даже своею праздничностью, переходящей в бред болезненной весёлостью, слышалось тяжёлое биение его сердца.
Потому ни в один из моментов у меня не возникло вопросов к декорациям и костюмам: даже если бы я не знала слов А.Ю.Яковлева о "зазеркалье Камышева", одно появление супруги графа - зловещего бесполого мистического существа, в облике которого красный цвет достиг каких-то громадных размеров, словно поглотив в себя всех "девушек в красном", всех "роковых женщин", развеяло бы все мои сомнения относительно того, что вижу перед собой не внешнюю, а внутреннюю сторону этой истории, от которой, может быть, в силу ещё молодого возраста, недостатка опыта или боязни "заглянуть в пропасть" отгородился сам Чехов.
Встречая среди зрительских комментариев вопрос по поводу последней реплики Ольги, ставшей роковой для них обоих, вызвавшей тот самый "аффект", задумалась и над тем, почему Антон Яковлев убрал её из текста своей постановки. И быстро пришла к выводу: фраза эта здесь не нужна. И аффекта как такового в действиях Камышева не было - по крайней мере, эти слова ну никак не могли послужить причиной той психической реакции, какую именуют аффектом. Ни в книге, ни в фильме, ни в спектакле. Услышать это от женщины, которую считаешь низкой, которую немало и довольно хорошо знаешь (лучше, чем кто бы то ни было в их окружении), - не такой уж удар для мужчины, осознающего и себя жестоким и циничным, легко наносящего раны другим, легко оскорбляющего.
Самыми выразительными в спектакле стали для меня сцены первой встречи, свадьбы, все монологи главного героя, безусловно, финал, а исповедь графа Камышеву напомнила мне словосочетание "горе от ума": каких нравственных страданий лишены зачастую люди поверхностные и примитивно мыслящие, но сколько мучений приносит людям образованным, думающим осознание несовершенств - своих или чужих. Смотрела в глаза графа и видела, что он впервые трезв и впервые ему несладко, впервые не всё равно, взаимны ли его чувства к женщине, которую он содержит. Но у него всегда наготове "лекарство"...
А Камышев... В том, как он безмолвно, словно плавясь от тягостного волнения, выслушивал простодушные откровения графа, было гораздо большее, чем просто ревность, хотя и ревность он в себе признавать не хотел, как не признавал любви. Ярость же его не была вызвана сочувствием Урбенину - в этом порыве обнажились его собственные чувства, какие, не будь они сильны, ничего не стоило бы сдержать.
Ещё мне вспомнилось, что ему, наверняка единственному, в первую же встречу Оленька высказала своё самое заветное желание - быть убитой грозой в красивом платье, чтобы все видели. И это подсознательное стремление не жить в роскоши, а в роскоши умереть выдаёт её неверие в возможность быть счастливой.
Поэтому в убийстве Камышевым Ольги для меня соединились и его желание избавиться от источника страданий (а сделать это он мог либо стерев с лица земли эту женщину, либо добив свою изуродованную душу, что, в общем-то для тех, кто любит, одинаково), и ещё одно, естественное для любящего, желание - исполнить её мечту. Погибнуть юной и красивой, не успев увянуть, но не от грозы, а от руки любимого человека... Всё это страшно, но и было оно неосознанным, непреднамеренным.
Вот момент с устранением свидетеля в повести показался мне неправдоподобным. Антон Юрьевич сказал, что даже для убийства Ольги у Камышева не хватило бы моральных сил, отчего он сделал это в состоянии беспамятства... Если бы он был способен так расчётливо и хладнокровно убить во второй раз, он ни за что не сделал бы это в первый.
И ещё мне поверилось больше в то, что Камышев, не помня о своём преступлении, не нарочно переложил вину на Урбенина - в спектакле видно было, что он сначала поверил в это сам и ужаснулся открытию после нечаянно произнесённой обличившей его фразы. Вряд ли в том состоянии, в каком находился, он сумел бы не выдать себя, спокойно и логически подведя под подозрение другого. Всё вышло само собой.
Да, раскаяния не было - было чувство облегчения и освобождения, краткое затишье перед новым взрывом.
У Чехова не случайно есть эпизод с подстреленным куликом - один из самых знаковых для меня. Они оба - и Камышев, и Ольга - были такими ранеными птицами (спектаклю же эта аллегория не нужна). Поэтому не поверилось мне в то, что он мог так долго прожить после этого... Печорин-то у Лермонтова был не жилец... Наверно оттого в фильме своём Э. Лотяну сделал эпилог, какого не было в повести. В спектакле Антона Яковлева нет и намёка на эти прожитые после смерти Ольги годы - мне кажется, их просто не могло быть.
Смотря и читая записи интервью (а они так захватывают и так дополняют впечатления от спектакля!), кроме вошедшего за год в привычку восхищения Даниилом Александровичем, его пристрастным отношением к своим персонажам, любовью к профессии, испытала восхищение и позицией режиссёра А.Ю.Яковлева, а не только его несомненным талантом и всеми иными качествами, сводящими на нет справедливость знаменитого изречения о "детях гениев". Мало что смысля в тонкостях режиссёрской работы, судя по себе, конечно, предполагаю, что, когда ты, охваченный идеей создать произведение сценического искусства на основе литературного, прилагаешь столько усилий к его переработке, так глубоко проникаешь в суть персонажей и их взаимоотношений, воспроизводя действо в своём представлении практически с нуля, а затем приглашаешь исполнителей для воплощения этого действа на сцене, трудно наверно не быть диктатором, не ожидать беспрекословного подчинения от актёров, особенно тех, на чьих персонажах лежит наибольшая смысловая и эмоциональная нагрузка. Ведь, как мне кажется, творцу хочется увидеть реализованными именно свои замыслы, а не чьё-то видение, пусть и не менее интересное. И для меня было такой драгоценностью наблюдать в ответах Антона Юрьевича, когда он говорил об открытости Даниила Страхова для творческих поисков и экспериментов, его собственную - режиссёрскую - открытость и его доверие к актёру, готовность менять уже, казалось бы, найденное к этапу кастинга и репетиций, продолжать поиски и т.д. Могу себе представить, какое это удовольствие - творческий процесс в содружестве с таким режиссёром. И не удивляет результат.
Очень сложно высказать всё, что думается и переживается после просмотра данной театральной работы, к которой я не раз уже вернулась. Конечно, прежде всего, спектакль мне интересен участием в нём Даниила Страхова, он для меня сейчас - соль любого сценического и кинематографического произведения, а данная роль лишь усилила мои впечатления.
Но и Антон Яковлев этим спектаклем вызвал моё безграничное восхищение. Благодарю от всего сердца Антона Юрьевича за то, что хватило мужества создать такой великолепный, фантастический спектакль, а Даниила Александровича – что хватило мужества такую роль исполнять.
Last edited by Елена Ф. on Tue 22 Dec 2020, 05:49, edited 2 times in total.

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links
User avatar
Natka
Posts: 8028
Joined: Thu 03 Nov 2011, 11:31
Location: г.Харьков, Малороссия

Re: Спектакль «Драма на охоте»

Unread post by Natka »

Лен, твои отзывы надо издавать отдельным тиражом! Серьезно. :clap: :great: :give heart:
пысы. про "синдром лишнего человека" очень верно.
"...Безверием палим и иссушен,
Невыносимое он днесь выносит...
И сознает свою погибель он,
И жаждет веры... но о ней не просит..."
"Никогда не спорь! Стой на своем и точка." (Б.Шоу)
"Я есть и имею право думать так, как думаю." (ДС)

"Главное - не врать самому себе и не задерживаться там, где тебя не хотят видеть"(ДС)

Link:
BBcode:
HTML:
Hide post links
Show post links