Go to footer

Пропустить


УРСУЛЯК Сергей Владимирович, режиссер

Поговорим о театре, кино, ТВ и других любимых нами артистах

Модераторы: Admin, Модераторы


УРСУЛЯК Сергей Владимирович, режиссер

Новое сообщениеот Нюша » Сб 29 дек 2007, 15:20

Вот, на мой взгляд, любопытное интервью с Сергеем Урсуляком:


"Гоцман умер от инфаркта, а Нора с Мишкой уехали в Москву"

Среди телевизионных событий уходящего года под номером первым конечно же идет "Ликвидация" Сергея Урсуляка, показанная на канале "Россия". Это не сериал, а настоящий многосерийный художественный фильм, где остросюжетная интрига сочетается с поразительно точной атмосферой и великолепной актерской игрой. "Известия" пригласили в гости создателей "Ликвидации" — Сергея Урсуляка, его жену, актрису Лику Нифонтову, сыгравшую роль Норы, автора сценария Алексея Пояркова и композитора Энри Лолашвили. В разговоре принимали участие главный редактор Владимир Мамонтов, редактор отдела культуры Елена Ямпольская, обозреватели Вита Рамм, Анна Федина и Михаил Марголис.

Вита Рамм. 14-серийный фильм режиссера Сергея Урсуляка, снятый в кинокомпании "Централ Партнершип", на мой взгляд, встал в один ряд с такими телефильмами, как "Михайло Ломоносов", "Тени исчезают в полдень", "Семнадцать мгновений весны", "Место встречи изменить нельзя". Из новых в этот же ряд могу поставить "Штрафбат", "Доктор Живаго", "Завещание Ленина"... Я называю работы, вызвавшие не только большой интерес, но и дискуссии. Спорили не только зрители, но и специалисты. В случае с "Ликвидацией" особую активность проявили военные историки. Претензии к художественному фильму, на мой взгляд, были весьма странными. Мол, и Жуков не так приезжал, и с бандитизмом не так боролись, и, конечно, всех возбудила финальная часть. Все дружно удивились — откуда в одесских степях "лесные братья". Потому мой первый вопрос — к сценаристу Алексею Пояркову. В момент написания сценария использовались ли какие-то исторические документы или все, что мы видим в фильме, — это импровизация на тему Одессы и 1946 года?

Алексей Поярков. По "лесным братьям" могу объяснить, что в Одесский округ, куда Сталин сослал маршала Жукова, входила и Молдавия. А там были и леса, и "лесные братья". К сожалению, по финансовым соображениям мы не могли снять написанную сцену, как "братья" прибывают на поездах. В целях экономии им достались три грузовика. Хочу напомнить историкам, что "лесных братьев" ловили аж до 1956 года.

Рамм: А еще от чего пришлось отказаться по финансовым соображениям?

Поярков: От эпизода на стадионе. В августе 1946 года на одесском стадионе состоялся футбольный матч. Играли "Пищевик" со "Стахановцем" из города Сталина, счет был 5:3. По полю должны были бегать футболисты с реальными фамилиями, а на трибуне активно должен был "болеть" Исаак Гроссман, легендарный одесский футбольный эксперт, который после забитого гола всегда плясал, а человек был корпулентный... Но мы поняли, что бюджет фильма не выдержит, если мы начнем собирать целый стадион одетой и подстриженной по послевоенной моде массовку.

Владимир Мамонтов. Я обратил внимание, что у вас очень тщательно подобрана массовка. Нигде не случилось ляпов. На улицах, на трамвайных остановках — везде герои фильма помещены в аутентичную среду. И одеты люди правильно, и никаких инородных тел в виде случайных машин или рекламных щитов. Очень понравилась работа оператора Михаила Суслова, хотя можно лишь предположить, сколько трудностей ему пришлось обойти.

Елена Ямпольская. Что касается исторической точности, в фильме есть сцена, которая меня довела до слез, — это концерт Леонида Утесова. Полное впечатление, что у нынешнего зрителя появилась сказочная возможность прийти в зал и услышать Утесова живьем. Вот только песня "У Черного моря" была написана на десять лет позже...

Поярков. Я не считаю это ляпом. На самом деле, пройдет немного времени, и никто уже не вспомнит, когда была написана конкретная песня. Для нас важнее всего была не документальная история, а наше отношение к этому времени. Мы, естественно, знали, что той песни в 1946 году еще не было. Первоначально в сценарии был "Одессит Мишка", но в итоге выбрали ту, которая лучше передает эмоциональное состояние публики. И с афишей фильма "Подвиг разведчика" та же история. В сценарии я написал, что Гоцман с Мишкой-Карасем идут смотреть "Осаду". Но Сергей был прав, когда сказал, что этого фильма большинство людей не смотрело, что с ним не будет никаких чувственных ассоциаций, а "Подвиг разведчика" сразу затронет память.

Михаил Марголис. В фильме две основные музыкальные темы. Они уже были наработаны или сам фильм подсказывал, какая должна звучать музыка? Вам, Энри, задачу ставил режиссер, чтобы одна тема была лирической, а вторая тревожной?

Энри Лолашвили. Музыку к фильму я стал писать только после просмотра. Сергей меня пригласил, потому что ему понравилась моя работа в "Нежном возрасте" и "Статском советнике". Я же долгое время жил во Франции и потому о Сергее ничего не знал. А уж когда узнал, что предлагают писать для телесериала, и вовсе в ужас пришел. Но мне прислали первые три серии, посмотрел их на одном дыхании. Я был покорен тем, что увидел не сериал, а прекрасный телевизионный многосерийный художественный фильм. Я увидел почерк режиссера, я увидел время на экране. Эпизоды, в которых пели актрисы, были сняты синхронно. Как прекрасно они пели — Наталья Рожкова и Полина Агуреева! А как снят концерт Утесова! Могу сказать, что столь дотошного режиссера я в своей жизни еще не встречал. Музыка в эпизоде, например, должна была длиться 35 секунд или 38, и ни секундой больше. Режиссер добивался, чтобы музыка и изображение жили в абсолютной гармонии. И это правильно.

Рамм. Алексей, вы, когда писали сценарий, уже держали в уме конкретных исполнителей?

Поярков. Сначала я писал самостоятельно и свободно. Но потом Сергей начал выказывать свои актерские предпочтения. Эмик, например, у меня был маленький, худенький, такой шлемазл. И тут Сергей мне вдруг заявил, что в роли Эммика он видит Сашу Семчева. В таких случаях я всегда отхожу в сторону, проговариваю про себя все, что я думаю про Урсуляка, а потом выдаю ему информацию в сжатом виде... Но, подумав, я согласился, что история может получиться странной, а потому и более интересной.

Мамонтов. Фильм радует колоритностью всех второстепенных персонажей. Каждый с характером, каждый запоминается. Насколько, например, реален секретарь горкома Одессы? Пару раз мелькнул, но ведь запомнился! И диабетом, и тем, как Жуков на него наорал.

Поярков. Это реальный факт, когда Жуков орал на толстого партийного чиновника. В сценарии им стал секретарь горкома.

Мамонтов. Очень узнаваемый тип.

Поярков. Я же жил в советское время. Хорошо помню таких. Писал, что называется, с натуры.

Марголис. Мне бы хотелось спросить у режиссера. В "Ликвидации" я увидел много цитат и полуцитат из говорухинского "Места встречи...". Ставилась ли задача сделать парафраз популярного фильма?

Сергей Урсуляк. Я заметил, что журналисты — люди образованные и потому часто приписывают мне цитирование картин, которых я и не видел. "Место встречи..." я смотрел один раз. Вот что действительно есть в "Ликвидации", это цитата из "Судьбы человека". Она сознательная. Это поклон тому времени, тем людям, которые снимали великое кино. Я на них рос, я ими воспитан. Я цитирую не Франсуа Озона, чьи фильмы мне очень нравятся, а Сергея Федоровича Бондарчука. Возвращаясь к "Месту встречи...", могу сказать: если фургон "Хлеб" у Станислава Сергеевича и фургон "Хлеб" у меня воспринимать как буквальную цитату... В этом случае цитатой можно считать то, что у меня женщины в платьях, и у него тоже.

Марголис. Но Гоцман и Кречетов могут считаться подражанием Жеглову и Шарапову?

Урсуляк. Кречетов не может быть Шараповым, потому что он враг. А функции Жеглова в "Ликвидации" исполняет, скорее, маршал Жуков. Гоцман с его упертостью, что все должно быть по закону, на самом деле гораздо ближе к Шарапову. Сравнивать Машкова и Высоцкого я вообще считаю неправильным. Даже подход к ролям у них совершенно разный. Например, Высоцкий ради фильма прическу менять не стал. А Машков сделал полубокс...

Мамонтов. И все же общее между фильмами есть. Прежде всего, тонкое внимание к послевоенному времени. Понимание, что внутри того времени много вещей, знаков и деталей, отсутствие которых резало бы глаз.

Урсуляк. Согласен. И если мне еще скажут, что "Ликвидации" суждена такая же долгая и счастливая жизнь, как "Месту встречи...", я буду просто счастлив.

Анна Федина. Я хочу спросить авторов, насколько им была важна идея законности. Ведь по многочисленным сериалам можно заметить, как серьезно персонажи на нашем телевидении стали относиться к проблемам закона.

Урсуляк. Для меня было принципиально, что Гоцман ведет борьбу с преступностью по правилам. Не зря его так уважают одесские бандиты. Противостояние с маршалом Жуковым осложняется еще и тем, что для Давида Одесса — это его родной город. Где свои понятия чести.

Марголис. В фильме замечательный актерский ансамбль. Можно ли считать, что все актеры из "труппы Сергея Урсуляка"?

Урсуляк. Да, за последние 15 лет у меня уже сложилась такая труппа. Но меняюсь я, меняются артисты, у них свои планы, своя жизнь. У меня только Лика снимается в каждом фильме. Но — по остаточному принципу. Вот читает она сценарий и говорит: ой, какая роль! Нет, отвечаю, ее будет играть Полина Агуреева. Ой, а вот это какой образ! Нет — он для Ксении Раппопорт. Зато, говорю я ей, есть Нора... И Лика соглашается. Я очень рад, что у меня сыграл Костя Лавроненко. Мы с ним давно знакомы, еще по театру "Сатирикон".

Рамм. Константин Лавроненко и Ксения Раппопорт в фильме "Ликвидация" могут претендовать на звание лучшей кинопары года. В одном форуме было написано: обратите внимание на сцену, когда Ида стирает и смотрит на Чекана...

Лолашвили. Когда я увидел эту сцену, музыкальная тема сложилась сама. Потому что на экране была настоящая страсть!

Поярков. Это только благодаря режиссеру. У меня в сценарии они давили абрикосы...

Урсуляк. В фильме есть пара на любой вкус. Идеальная — как Нора и Гоцман, сначала игривая, а потом трагическая — Кречетов и Тоня или такой европейский класс страстей в исполнении наших европейских лауреатов Кости Лавроненко и Ксюши Раппопорт. Мне важно было, чтобы отрицательные персонажи не вызывали примитивного отвращения. Я люблю людей, про которых снимаю кино. И потому мне хотелось, чтобы у зрителя возникало ощущение, что каждый из персонажей мог бы быть счастливым и правильным, если бы жизнь повела его по другой дороге.

Мамонтов. Ваш фильм стал возвращением на экран талантливой актрисы Натальи Рожковой из театра Юрия Погребничко "Около дома Станиславского". В свое время она интересно начинала и всегда очень хорошо пела. И будет большой справедливостью, если эта актриса вновь станет востребованной.

Нифонтова. В театре Погребничко есть спектакль, который так и называется — "Перед сеансом". Это бенефис Натальи Рожковой. Весь спектакль она поет те песни, которые звучат в ее же исполнении и в "Ликвидации". Мы с Сережей были покорены ее обаянием, талантом.

Ямпольская. Если мы уж стали сравнивать ваш фильм и фильм Станислава Говорухина, то, на мой взгляд, абсолютно принципиальное между ними различие в том, что в "Месте встречи..." за пять серий количество трупов можно пересчитать по пальцам. И каждая смерть была как-то "обставлена": ей дается моральная оценка, за кого-то мстят... То есть каждая человеческая жизнь идет на вес золота, что, наверное, не соответствует исторической правде. В "Ликвидации" трупы множатся в геометрической прогрессии, просто, буднично и оттого особенно страшно. Поэтому меня разочаровал финал. "Было это или не было, знают только каштаны на бульварах...". Столько народу положили, чтобы так идиллически, впустую выбраться из этой истории?

Урсуляк. Я готов согласиться, что натяжка есть, но мне хотелось избежать разговоров о подлинности сюжета. Хотя все равно раздались возмущенные голоса просто историков и военных историков... Специалисты по еврейскому вопросу начали подсчитывать количество евреев на метр пленки и сличать с официальной статистикой, — сколько евреев к концу войны оставалось в Одессе. У нас было несколько вариантов финала. В одном Гоцман вообще умирал. Но я подумал, что это будет несправедливо по отношению к зрителям, которые три недели смотрели кино, чтобы в итоге узнать: а главный герой-то умер. Мало того, по сценарию и Эммик должен был погибнуть! И даже был снят этот эпизод, но ввиду его антигуманизма из окончательной версии монтажа я его решил убрать. Вдруг случится "Ликвидация-2"? Тогда и у Володи Машкова, и у Саши Семчева появится возможность сыграть продолжение.

Ямпольская. А вот за Фиму, чью смерть мы до сих пор оплакиваем, вам придется ответить. Когда вы в конце второй серии убили такого замечательного персонажа, я подумала: а что же будет в оставшихся двенадцати? Царство Небесное Андрею Краско, он, наверное, сыграл бы Фиму не менее ярко, но Сергей Маковецкий в этой роли бесподобен. И чувствовалось, что он сам в кадре откровенно наслаждается. Не было соблазна продлить жизнь Фимы?

Урсуляк. В сценарии Фима погибал еще раньше. И только по моей личной просьбе Алексей Поярков продлил ему жизнь. Мне казалось, что очень правильно, когда зритель плачет о потере героя, потому что уже успел его полюбить.

Поярков. В сценарии, в самом конце, была краткая информация о дальнейшей судьбе каждого персонажа. Жукова отправили в Уральский округ, Чусова отстранили от должности и посадили. Гоцман умер от инфаркта, а Нора уехала в Москву с Мишкой, который потом вырос и стал кинорежиссером. Это такой маленький привет Николаю Губенко, который в 1952 году окончил тот же самый дипломатический интернат в Одессе...

Ямпольская. Фильм радовал не только глаз, но и ухо. "Дел за гланды", "картина маслом", "кудой — тудой"... Вы, Алексей, это сами сочинили или в Одессе подслушали?

Поярков. Я восемь месяцев занимался Одессой. Месяца через четыре на улицах и в магазинах меня уже стали спрашивать, из какого я района. Особо закрученные фразы я проверял на одесситах и принимал все их поправки.

Мамонтов. Почему на роль главного героя вы выбрали Владимира Машкова?

Урсуляк. История с выбором актера на роль Гоцмана стоит отдельного фильма. Алексей Поярков писал о большом, лысом мужике. Не очень обаятельном таком биндюжнике. Я честно искал артиста в соответствии с внешним портретом, предложенным автором. Круг актеров такой фактуры весьма ограничен. Типаж Александра Балуева, к примеру... Продюсеры терпеливо относились к моим поискам, но осторожно так, мягко намекали: а может быть, Машкова попробовать? Я решил проверить. Пришел домой и говорю Лике: представляешь, Машкова мне предлагают на главную роль! Лика сразу стала меня лучше кормить... Своей группе сказал — увидел вдруг радостные лица... И тут я испугался, что Машков откажется. Живет он в Лос-Анджелесе, у него контракты с Голливудом, эдакий "властелин с горы"... Послали ему сценарий, Володя прочитал, и — семь месяцев съемок я каждый день радовался, что именно он играет Гоцмана. То, что его воспринимают как секс-символ, мне кажется ошибкой. Он тонкой и ранимой органики человек, с особой энергетикой. И невероятной нежности и доброты. Он — Белоснежка, а вовсе не крутой мачо.

Мамонтов. Во время съемок у вас было ощущение, что фильм станет событием телегода?

Урсуляк. Меня удивило, что первый показ был запланирован под выборы... Я думаю, что наш фильм опровергает известный миф о пещерном антисемитизме России. Рейтинги "Ликвидации" от этого мифа камня на камне не оставляют. В антисемитской стране никто не стал бы смотреть фильм про еврея, да еще с псевдоисторической интригой. Давида Марковича Гоцмана можно было назвать как-то по-другому, нейтрально. Но и меня, и Володю Машкова национальность главного героя не пугала. И мы не делали вид, что он якут, а не еврей...

17:22 27.12.07

http://www.izvestia.ru/culture/article3111724/


Меня радует факт, что "Исаева" будет снимать Урсуляк по сценарию Пояркова. :D
"Во всём мне хочется дойти до самой сути:
В работе, в поисках пути, в сердечной смуте..."
Б.Пастернак
Аватара пользователя

Нюша
 
Сообщения: 4949
Зарегистрирован: Пт 06 янв 2006, 15:59
Откуда: г. Севастополь


Новое сообщениеот Jul » Сб 29 дек 2007, 20:37

Будем надеяться, что тандем Урсуляка и Пояркова и в новом проекте будет на высоте, а может быть, они даже превзойдут самих себя. Уж очень хочется, чтобы новый фильм Даниила оценили не только мы, но и самые большие скептики в оценке его таланта и места в современном кино. :bis: :hb:
Я не верю в добро. Я верю в доброту. Василий Гроссман
Аватара пользователя

Jul
 
Сообщения: 437
Зарегистрирован: Пт 21 дек 2007, 22:32
Откуда: Russia


Re: Русская культурa

Новое сообщениеот Нюша » Сб 09 май 2009, 22:37

Мне всё-таки кажется, что диалог Урсуляка с Лариной заслуживает того, чтобы быть здесь размещённым.


Экранная правда войны

Гости: Сергей Урсуляк
Ведущие: Ксения Ларина
Передача: Культурный шок
09.05.2009


Первая часть:

К. ЛАРИНА: Добрый день. В Москве 13:15. Это радиостанция «Эхо Москвы». У микрофона Ксения Ларина. Сегодня в программе «Культурный шок» у нас в студии режиссёр Сергей Урсуляк. Добрый день, Серёжа, здравствуй.

С. УРСУЛЯК: Добрый день. С праздником.

К. ЛАРИНА: С праздником. Сегодня тема нашей передачи – экранная правда войны. Поговорим мы о кино про войну, которое мы любим или не любим, кино, которое нас сопровождает всю сознательную жизнь. Наши слушатели готовы присоединиться к разговору. Номер телефона 363-36-59 и смс - +7-985-970-45-45. Я тут вспоминала, можно, наверное, на какие-то периоды разделить военное кино, начиная с кино, снятого во время войны. Я не знаю, как ты, я кино времён войны про войну уже смотреть не могу, потому что, безусловно, это кино, совсем не имеющее никакого отношения к действительности. Самые лучшие фильмы, это моё мнение, были сняты в период оттепели. Я имею в виду, прежде всего, мой любимый фильм о войне, могу сказать точно – «Живые и мёртвые», которые создан в советское время. И это фильм советского режиссёра, снятый по роману советского писателя.

Но мне кажется, максимальная достоверность историческая, человеческая там как раз есть. И безусловно, это заслуга и времени тоже. Тогда это было можно. Можно назвать ещё фильм Чухрая, не «Баллада о солдате», а…

С. УРСУЛЯК: «Трясина»?

К. ЛАРИНА: «Трясина» - да. И ещё фильм с Урбанским – «Чистое небо», фильм, который впервые заговорил о той, совсем неприглядной правде. И фильмы, которые были созданы в 70-е годы, это, наверное, Германа. И «Проверка на дорогах», и «Двадцать дней без войны». А вот сейчас кино, которое сегодня пытаются снимать твои коллеги из более молодого поколения – это какая-то другая война, далёкая-далёкая, гламурная, американизированное кино. Это я бегло сейчас сказала, потому что наверняка у тебя есть соображения по этому поводу. Но чтобы было понятно, какое тебе кино ближе?

С. УРСУЛЯК: Ты знаешь, конечно, у нас было много замечательных картин. Я бы расширил, мне кажется, что уже во второй половине 50-х годов стали возникать картины, которые были близки к ощущению моему, войны. Это картина «Солдаты», где впервые появился Смоктуновский, это «Летят журавли», безусловно, это «Иваново детство» Тарковского, это «Баллада о солдате» Чухрая, это то, что ты сказала. Но ведь там были и дальше картины, скажем, «Они сражались за Родину» - это ведь тоже замечательная картина про войну.

Но тут фокус вот в чём. Для нас советское кино о войне сводится к 10 названиям, по сути дела, вершин таких. И эти вершины располагаются в промежутке между 1955 годом и 1980-1981 годом. Это огромный временной промежуток. Если посмотришь на фамилии тех, кто писал сценарии и был режиссёром этих фильмов, то увидишь, что это Бондарчук и Шолохов, Ежов и Чухрай, это Богомолов и Тарковский. Это высшего слоя профессионалы. Но рядом с этим, если ты опять же посмотришь, что выпускалось, ты увидишь. Что на одну великую картину приходилось 25 средних, не очень получившихся или просто неудачных картин о войне.

И только, мне кажется, из количества вырастает качество. Поскольку сейчас о войне для кино снимают очень мало, я кроме фильма «Мы из будущего», я не вспомню ничего.

К. ЛАРИНА: Ну, «Звезда» Лебедева.

С. УРСУЛЯК: Да, но представляешь, за какое количество времени какое количество кинопрокатных картин вышло. А всё остальное снимается для телевидения, они по определению не могут быть шибко высокохудожественными, потому что они делаются не на очень большие деньги, не Глеб Панфилов ставит, и главное, что заказчик в лице каналов и государства, он же не преследует цели рассказать о войне нечто такое, чего мы не знаем или хотим узнать, или хотя бы повторить то представление о правде, которое уже было. Хотя бы! Нет. Наоборот, давайте чтобы не напрягать сильно. И при этом возрадоваться Победе.

К. ЛАРИНА: Мы знаем, что сейчас заканчивает свою работу над военным фильмом, полотном, я бы даже так сказала, Н.С. Михалков – «Утомлённые солнцем-2», и собираются снимать «Сталинград», по-моему, Фёдор Бондарчук. Вот такие огромные полотна.

С. УРСУЛЯК: И слава богу. Если говорить о Никите Сергеевиче, то там масштаб художника соответствует тем фамилиям, которые я называл до этого.

К. ЛАРИНА: Смысл нашей встречи, о чём бы мне хотелось поговорить, как найти ту самую золотую середину между парадом жизнеутверждающей идеологии победителей и той самой правдой, которая не всем нужна и не всегда востребована. Нужно ли здесь соблюдать какой-то баланс между одним и другим, и каким образом говорить о правде, о которой мы до сих пор не знаем? До сих пор историки спорят, что правда и что неправда.

С. УРСУЛЯК: Я думаю, что Виктор Сергеевич Розов писал свою пьесу «Вечно живые» не по заказу. Я думаю, что Богомолов писал «Иваново детство» не по заказу. Сейчас я мало знаю людей, которые просто, что называется, по зову сердца, просто от того, что «не могу не написать», написали бы что-то о войне. Во-первых, ушло поколение, которое эту войну хоть каким-то краем застало. По-крайней мере, оно не находится в лучшей своей форме. Стало быть, приходят мальчики и девочки, в лучшем случае нашего возраста….

К. ЛАРИНА: Нравится мне - мальчики и девочки нашего возраста. Это какой-то очень тонкий комплимент.

С. УРСУЛЯК: Для тебя это правда, для меня комплимент. Я же должен использовать как-то радио, это же не телевизор, можно скрыться. А голос молодой! Так что приходят люди, ещё моложе нас, есть и такие, которые о войне могут только повторять уже сказанное. Либо должен быть художник такого масштаба, как Л.Н. Толстой, который, не будучи участником войны 1812 года, написал.

К. ЛАРИНА: Ты сейчас говоришь о сценарной основе, но сколько у нас вещей, которых нет в кино. Ты называешь Богомолова, Ежова, Шолохова, но есть Астафьев, абсолютно кинематографичны его произведения о войне. Есть Быков, который ещё тоже не всё снято, у нас есть «А зори здесь тихие», кстати мы с тобой этот фильм не вспомнили.

С. УРСУЛЯК: Да. Это Васильев.

К. ЛАРИНА: Да. Быков – «Альпийская баллада». Васильев тоже не весь экранизирован, это, наверное, невозможно. Есть масса авторов. Кондратьев, абсолютно забытый.

С. УРСУЛЯК: «Сашка» уже был и «Отпуск по ранению» тоже был. Но я тебе так скажу. Нет ни у кого уверенности в том, что военное кино пойдут смотреть.

К. ЛАРИНА: Но ходят же на всякие американские красивые стрелялки, про нашу войну, кстати. И Сталинград у них роскошный, «Список Шиндлера» - это тоже про войну, Вторую мировую. Массу чего можно вспомнить.

С. УРСУЛЯК: Можно вспомнить про войну и фильм итальянца… «Жизнь прекрасна».

К. ЛАРИНА: И ходят! И прокат есть, и окупается это кино.

С. УРСУЛЯК: И, тем не менее, мы назвали с тобой 3-4 названия, которые вышли за последние 10 лет. И назвали не последних режиссёров мирового кинематографа. Наверное, я надеюсь, что на фильм Никиты Михалкова пойдут. Тогда это сопоставимый масштаб. А просто делать картину за две копейки про войну, ну, это глупо. Если раньше запускался фильм про войну, то его на уровне сценария обсчитывали и понимали, если есть деньги на это, мы даём их, и дальше этот фильм снимается. Сейчас на телевидении ты знаешь, что даже если написано «Сталинградская битва», то больше 500 тыс. на серию тебе никто не даст. И будь добр Сталинградскую битву впихни в количество денег, которые тебе отпущены.

Можно так снимать кино? Можно, но не про войну, я думаю.

К. ЛАРИНА: Но на телевидении такие попытки есть. И за не очень большие деньги снимал Досталь «Штрафбат».

С. УРСУЛЯК: Совершенно верно. Вот мы не назвали эту картину, но вот, пожалуйста, это вполне, вполне, вполне.
"Во всём мне хочется дойти до самой сути:
В работе, в поисках пути, в сердечной смуте..."
Б.Пастернак
Аватара пользователя

Нюша
 
Сообщения: 4949
Зарегистрирован: Пт 06 янв 2006, 15:59
Откуда: г. Севастополь


Re: Русская культурa

Новое сообщениеот Нюша » Сб 09 май 2009, 22:38

Вторая часть:

К. ЛАРИНА: Почему такие споры после каждого фильма, который касается так или иначе военной темы, в котором показываются те сцены и те сюжеты, и те судьбы, которые обычно прячут? Почему такие споры? Почему очень много разговоров о том, было или не было, правда или враньё? Кстати, это можно вспомнить по поводу «Ликвидации» твоей, по поводу одесской истории маршала Жукова. Правда, не правда, было или не было.

С. УРСУЛЯК: Я снял фильм в 1998 году «Сочинение ко Дню Победы».

К. ЛАРИНА: Очень хороший фильм.

С. УРСУЛЯК: Фильм замечательный, и больше того, он не был про войну, он был про ветеранов, про фронтовиков, у меня в тот момент просто разрывалось сердце. Сделал я этот фильм. И у меня не было сомнения, что уж кто-кто, а именно эти фронтовики этот фильм полюбят и пойдут смотреть, будут меня качать на руках, и я буду гвардии сержантом. Ничего подобного! Большего возмущения, чем у фронтовиков, этот фильм не вызвал ни у кого. Я помню, был чудовищный показ, когда собрали фронтовиков и с ними был ещё г-н Шанцев, тогда вице-мэр Москвы. И они разнесли эту картину последними словами. И среди них находился Виктор Сергеевич Розов.

И я подумал, что если сейчас Виктор Сергеевич встанет, и скажет то же самое, я просто умру. И встал Виктор Сергеевич, и стал говорить такие замечательные слова! И он так меня просто оживил! Он абсолютно не оправданно говорил, проводил ассоциации со своими «Вечно живыми», с «Летят журавли», абсолютно! Но ему важно было, он правильно всё понял. И он тогда меня спас. Говоря об этом, я говорю не только о себе, любимом, но и о том, что крайне сложно участники войны воспринимают фильмы о войне.

Во-вторых, ты понимаешь, что сегодня у нас особый государственный взгляд на историю и государства в целом, и войны в частности. В-третьих, история войны должны складываться сейчас из маленьких частных историй, не глобалок каких-то, а вот этих частных жизней на войне, в оккупации, в эвакуации.

Потому что, когда я слушаю рассказы своих родителей или бабушек, дедушек, которых уже нет, я понимаю, что каждая из историй, оккупации папы или эвакуации мамы, это огромный, многосерийный, интереснейший художественный фильм. Но это сейчас, я думаю, мало кому нужно.

К. ЛАРИНА: Кстати, ещё мы не назвали из тех фильмов, которые сегодня есть, про войну, фильм, который кажется мне важным, но тоже не вписывающийся в сегодняшнюю парадигму, извините за выражение, «Свои» Дмитрия Месхи.

С. УРСУЛЯК: Да! Замечательная картина. Ты видишь, выходит что-то! А если бы на этом фоне выходило бы больше картин военных, то, я думаю, что и результат высших пиков был бы гораздо более множественный.

К. ЛАРИНА: Мы продолжим наш разговор после выпуска Новостей. Напомню, что сегодня с вами режиссёр Сергей Урсуляк, и вы так же можете принять участие в нашем сегодняшнем разговоре.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Я открыла фильмографию Урсуляка, чтобы вам напомнить, что снял Сергей Урсуляк. Хотя, визитная карточка – фильм «Ликвидация».

С. УРСУЛЯК: Да. И на могиле напишут.

К. ЛАРИНА: Тьфу на тебя! Но, тем не менее, до «Ликвидации» был «Русский регтайм», «Летние люди», «Сочинение ко дню Победы», «Долгое прощание», на телевидении – «Неудача Пуаро», «Ликвидация», и сейчас даже даёт Википедия «Исаев», 2009 г. То есть, считается, что это кино уже сделано, и, как вы видели в анонсах, этот фильм осенью будет показан вам на телевидении. Поскольку Сергей Урсуляк не в первый раз обращается… пожалуй, исключение «Летние люди», это не советская власть, это её предвестие. «Неудача Пуаро» - это вообще другая жизнь, другая планета. А все остальные работы так или иначе – они в нашем прошлом, далёком или недавнем, но это наше прошлое. Мне всегда интересно, что Сергей оттуда вытаскивает, что тебе важно оттуда вытащить, из этого времени, будь то 60-70-е годы или послевоенная «Ликвидация» или сейчас начало советской власти в «Исаеве», что тебе важно оттуда изъять, чтобы это предъявить сегодняшнему зрителю?

С. УРСУЛЯК: Не знаю, каждый раз, наверное, разное. Но просто я так не люблю и так не ощущаю сегодня, что всё, что было раньше, оно мне гораздо милее и интереснее, человечней. Про него можно придумывать что-то, что мгновенно разбивается о сегодняшний день, про то время. Ведь та же «Ликвидация», строго говоря, не является картиной «правда, правда, правда». Конечно же, правда была, наверное, другая. Но я могу на этом материале создавать своё ощущение от той жизни, которая может совершенно не сопрягаться с тем, но мне бы очень хотелось, чтобы так было. И 70-е годы в «Регтайме», хотя я жил в это время, я достаточно хорошо это помню, но я рассказывал скорее своё представление о том времени, свою тоску по себе молодому, чем Брежневская….

К. ЛАРИНА: Всё бы было так, наверное, но это же не пастораль, ты же не рассказываешь, как молоды мы были, как искренне любили. Дело же не в этом! Ты же там даёшь такие страшные приметы этого времени, что любой человек, который тогда не жил, он скажет: «Неужели это было так? Неужели так хватали, тащили и так в КГБ били по почкам, что человек чуть ли не подыхал?» Причём, человек ни в чём не заподозренный, кроме обычного бытового хулиганства, неужели так можно было бы купить, расписаться и отправить в Америку, это я пересказываю сюжет, это же совсем другая жизнь, правда же? Ты же об этом тоже говоришь, значит для тебя это важно.

С. УРСУЛЯК: Важно. Но это для меня всё равно, как ни странно, не главное. Главное – это, всё-таки, «как молоды мы были, как искренне любили»©.

К. ЛАРИНА: Ну, не знаю. Ты, конечно, лукавишь, в той же «Ликвидации» показать про эту операцию, без конца про неё спорят, правда или неправда, когда КГБ переодевалось в уголовников и провоцировало преступников на преступления, чтобы устроить зачистку в Одессе. Но, тем не менее, это тоже время, это тоже портрет эпохи и портрет людей.

С. УРСУЛЯК: Совершенно верно. Но важно для меня другое. Какая-то человеческая общность, теплота, ощущение товарищества, ощущение того, что мы все живём в одной стране, будучи одни бандитами, а другие милиционерами, и вот это скорее меня как-то грело. А это фон, это скорее больше для зрителей, чем для меня. Я как раз с самым большим неинтересом снимал эти перестрелки. А вот когда двор, когда мы любим друг друга, когда нас разделяют какие-то вещи, мы всё равно, у нас есть какая-то общность, вот этого мне не хватает сейчас.

К. ЛАРИНА: А как же тогда это всё сочетать? Ты рассказываешь о том, что для тебя важно, а я вот вижу ту же «Ликвидацию», вся эта история Норы, совершенно трагическая история, жуткая, и она типичная для того времени. Уничтожение, корёженье людей.

С. УРСУЛЯК: Охотно верю. Но тут под каким углом смотреть. Что касается «Ликвидации», меня поразило, что там одновременно с восторгами написал Проханов и Алла Боссарт в «Новой газете». Более противоположных людей по взглядам трудно найти. Но каждый из них нашёл в этой картине своё. Один нашёл имперскую, хрен знает, где он её взял… А другая нашла то, о чём ты говоришь. И тоже с большой приязнью писала. Просто каждый находит своё. А я в этом вижу ещё что-то третье. Здесь даже разбирать не нужно, мне кажется.

К. ЛАРИНА: Но есть правда и правда.

С. УРСУЛЯК: В данном случае я к правде-правде не стремился. Другой способ изложения, это должен быть другой режиссёр. Не лучше или хуже, а другой по восприятию мира. Я недостаточно зол для того, чтобы вскрывать язвы. Это я могу сделать опосредованно.

К. ЛАРИНА: Ты не вскрываешь язвы, но ты это даёшь, как примету того времени.

С. УРСУЛЯК: Именно!

К. ЛАРИНА: Но в этом и ужас, когда это норма, когда я понимаю по той простоте, простодушию, с которым ты подаёшь историю, судьбу каждого своего персонажа, я вижу норму того времени, и от этого мне страшно. Это не называется вскрыванием язв, это называется – так мы жили.

С. УРСУЛЯК: Да. Но другой режиссёр сделал бы что-нибудь другое на этом же материале. И это было бы гораздо более обличительно и гораздо более правдиво. А третий бы сделал ещё более поверхностное. Я знаю одно, что я очень люблю всех людей, которые населяют картины. Я пытаюсь их оправдать и найти в них хорошее. Не потому что я такой добрый, но просто у меня вот такой взгляд на это. Я не могу ненавидеть героев, которых я снимаю.

К. ЛАРИНА: Но это было бы совсем дико.

С. УРСУЛЯК: Это не дико. Есть позиция. Может мне просто такие герои не попадались. Я пытаюсь найти человеческое. От этого сочетание разных человеков рождается какой-то мир, который приятен многим. Вот и вся нехитрая история.

К. ЛАРИНА: Ну, Чиаурели, когда снимал «Падение Берлина», он тоже очень любил своих героев. Вот мы имеем, что имеем. Там кто-то написал, что показывали по какому-то каналу, что 10 минут выдержала, больше не смогла. Там всё просто переполнено любовью.

С. УРСУЛЯК: Не могу тебе ничего сказать, давно не пересматривал этого фильма. Финал этого фильма я помню очень хорошо, а как остальное, не знаю. Я не готов. Я не большой теоретик. Я и практик-то небольшой, но теоретик я ещё меньший.

К. ЛАРИНА: Но всё равно, у тебя есть свои пристрастия, свой собственный вкус, твои вкусовые, эстетические.

С. УРСУЛЯК: Да, они у меня есть. И я с ними и пытаюсь делать что-то такое. Иногда это нравится, иногда не нравится.

К. ЛАРИНА: У тебя и Жуков получается не тот, не как в фильмах Озерова.

С. УРСУЛЯК: Да. Он резче, ярче, но вот таким Жуковым я себе представлял Жукова в этой картине. Если бы я делал фильм «Освобождение», где важна была другая какая-то часть, наверное, я бы иначе просил В.В. Меньшова играть эту роль.

К. ЛАРИНА: То есть, ты себя даже представляешь в качестве режиссёра фильма, типа «Освобождение»?

С. УРСУЛЯК: Что значит «представляешь»? Я себя могу представить режиссёром мультфильма, это дело такое, как жизнь повернётся. Было бы интересно это делать. Если я понимаю, что мне сегодня интересно сделать фильм «Освобождение», то я, подозревая, что меня больше не позовут на «Эхо Москвы», тут же начну его делать. Я никогда не ориентировался на то, что скажут. Мне это интересно по тем или иным соображениям, и я это делаю.

К. ЛАРИНА: Но компромиссы какие-то допускаются по отношению к истории?

С. УРСУЛЯК: У меня лично – сплошные компромиссы. Я совершенно не предполагал, ни когда делал «Ликвидацию», ни когда я делал «Исаева», что я делаю историческое полотно, по которому можно изучать историю. Можно заинтересоваться историей, да. Заинтересоваться этим периодом можно. Но отталкиваться или сдавать экзамен, ЕГЭ, боже сохрани! Это фантазия на тему. Никому же не приходит в голову сдавать историю по «Трём мушкетёрам».

К. ЛАРИНА: Для меня это загадка. Я к этому уже привыкла, мы всегда, когда у нас возникают разговоры вокруг какой-то конкретной премьеры в театре или кино, посвящённой конкретным событиям и, не дай бог, в нашей стране, это вечная борьба, как ты про фронтовиков рассказывал, про их отношение к «Сочинению ко дню Победы». Правда, не правда, это всё вранье, нет, он был другим, этот спектакль очерняет. Нет, этот фильм лакирует действительность. Это всё неправда. Как бы вы, режиссёры, творцы, как бы вы ни говорили, что это художественное произведение, это всё не имеет никакого отношения, всё равно обсуждать будут правду/неправду.

С. УРСУЛЯК: Солнышко моё, это говорит о нашей стране, о том, как…

К. ЛАРИНА: Мы не знает ничего. Очень большой информационный голод.

С. УРСУЛЯК: Да нет! Просто мы привыкли к тому, что мы не можем терпеть, что для нас позиция, мы должны занять какую-то позицию. А позиция для нас, к сожалению, чаще всего ассоциируется с окопчиком, куда тебя положили с берданкой, чтобы отстреливать тех, кто занимает другую позицию. У нас нет широты принятия мира.

К. ЛАРИНА: Почему?

С. УРСУЛЯК: Ну, так мы воспитаны, так мы родились, так мы жили, и так мы живём. Если ты посмотришь на жизнь нашего поколения, сколько раз мы вынуждены были если не менять взгляды, то менять формацию, в которой мы живём. Мы родились при Хрущёве…

К. ЛАРИНА: …а умрём при Путине.

С. УРСУЛЯК: Совершенно верно. Вот, как говорится, мы и дошутились.
"Во всём мне хочется дойти до самой сути:
В работе, в поисках пути, в сердечной смуте..."
Б.Пастернак
Аватара пользователя

Нюша
 
Сообщения: 4949
Зарегистрирован: Пт 06 янв 2006, 15:59
Откуда: г. Севастополь


Re: Русская культурa

Новое сообщениеот Нюша » Сб 09 май 2009, 22:41

Третья часть:

К. ЛАРИНА: Возвращаясь к военному кино, учитывая сегодняшнюю действительность и сегодняшний контекст. Что важно сегодня вытаскивать из этой темы?

С. УРСУЛЯК: Военной?

К. ЛАРИНА: Да. Если снимать про войну, то что надо сегодня показывать? Ты сейчас скажешь – человеческую историю. Или ещё что-то, чего не хватает? Каким образом избежать этих баталий после каждого фильма? Фильма – я имею в виду с большой буквы «Ф», который не пытается угодить никому, который снимается по собственному внутреннему мировоззрению. Как это у Досталя бывало.

С. УРСУЛЯК: Я знаю одно, что пронзают и запоминаются простые человеческие истории. Вот фильм «На войне, как на войне», не самая громкая картина. Замечательная картина. Про Гражданскую войну – «Служили два товарища», опять же, это не считается по учебникам эпохальным произведением. Но вот эта частная история в исполнении Янковского и Ролана Быкова, и Высоцкого говорит мне гораздо больше о Гражданской войне, чем многие правдивые, или не правдивые, или страшно правдивые картины. Как частная история «Мой друг Иван Лапшин» говорит мне о времени 30-х годов.

Частные истории пронзают. Танковая атака, она может поразить, когда ты сидишь в зале кинотеатра, но это в сердце не остаётся. А частные истории остаются в сердце. «Двадцать дней без войны». Вся военная проза – это частные истории. Мне кажется, что в этом всё дело. И ещё главное, чтобы это не было по остаточному принципу и на заказ. Главное – писать и снимать потому, что ты хочешь это писать, и ты хочешь это снять.

К. ЛАРИНА: А если заказ совпадает с твоим желанием?

С. УРСУЛЯК: Правильно. Но если у тебя заказ, и никакого желания нет, просто – «Давай, Василий, сними нам про войну».

К. ЛАРИНА: У нас очень любят наши слушатели на эту тему разговаривать. Они приводят беспроигрышный пример какого-нибудь Микеланджело или Рафаэля, которые расписывали своды по заказу.

С. УРСУЛЯК: Совершенно верно. Но тут как бы мы говорим о масштабе художника. И Моцарт писал по заказу, все придворные в то время писали по заказу вещи. Но это просто те вещи, которые остались. Есть огромное количество вещей по заказу, которые канули в 1432 году. Они и остались. Кстати говоря, мы не сказали про фильм Мотыля «Женя, Женечка, Катюша», в котором совершенно другой пласт и отношение к войне, попытка романтической комедии. А этого у нас вообще нет. Мы к войне относимся сугубо серьёзно, смешных фильмов о войне, таких, как «Жизнь прекрасно», смешно, и от этого ещё более пронзительный фильм, у нас нет.

К. ЛАРИНА: «Гитлер капут» вышел. Комедия.

С. УРСУЛЯК: Да, комедия. Вот… ну да, конечно, да. Тогда да. Тогда я неправ.

К. ЛАРИНА: Ещё вопрос, который сегодня не требует никакого обсуждения, потому что он не является вопросом. Но для меня он вопросом остаётся опять, несмотря на то, что он повторяется. Должно кино воспитывать? Вообще, воспитательная функция есть у искусства, на твой взгляд?

С. УРСУЛЯК: Безусловно есть.

К. ЛАРИНА: А в чём она заключается?

С. УРСУЛЯК: Именно в этой функции.

К. ЛАРИНА: В назидательности некой?

С. УРСУЛЯК: Хочешь – в назидательности. Как хочешь, назови. Но кино и вообще искусство, конечно же, несут большую воспитательную функцию. И огромная беда нашего времени, что у нас ничто никакой функции не несёт.

К. ЛАРИНА: Ну как! У нас уже целая плеяда есть фильмов, т.н. патриотических. Про самое разное, но они все подвёрстываются под эту тему.

С. УРСУЛЯК: Ты знаешь что, подвёрстываются, да. Но не найду сейчас хлёсткого ответа, но если ты меня спрашиваешь, что должны ли кино, телевидение, радио, книги воспитывать, то должны. Опять же, они воспитывают в тот момент, пока мы смотрим, читаем и слушаем. Потом мы выходим на улицу, и всё по-прежнему. Но, тем не менее, что-то в душе остаётся. И нужно читать в детстве ребёнку книги Агнии Барто, Корнея Чуковского. Кто-то совсем недавно замечательно сказал, что в общем, всё самое главное сформулировано в стихах «Уронили мишку на пол».

К. ЛАРИНА: Мне больше нравится «Зайку бросила хозяйка».

С. УРСУЛЯК: Вот тебе и всё. Как только ты понимаешь…

К. ЛАРИНА: Ты говоришь о человеческих ценностях, а я тебе говорю про государственную целесообразность. Есть воспитание человека. Вот, вот самое главное! Есть воспитание человека, и я с тобой полностью согласна, что искусство, будь то картина, книга, спектакль или фильм, должно воспитывать. А есть воспитание гражданина. Для тебя эти понятия разводятся или нет?

С. УРСУЛЯК: Наверное, разводятся. Это нужно посидеть, подумать, а не просто языком молоть.

К. ЛАРИНА: Спасибо. Это моя работа.

С. УРСУЛЯК: Нет, ну ты же требуешь от меня ответа. Ты шла на передачу и думала об этом, а я сходу должен сказать. Наверное, это разводится, но это и сопрягается. Потому что то, что заложено в тебе в детстве путём правильных книг, музык и фильмов, а эти фильмы всё равно рассказывают тебе о твоей жизни, а стало быть, о твоей стране, ты просто не будешь таким вот от батарейки или от сети работающим патриотом. Но это ощущение Родины в тебе обязательно будет присутствовать. Оно обязательно будет присутствовать! Так что я верю в возможности искусства.

К. ЛАРИНА: То есть, тогда нужно и героя предъявлять, то, что было в нашем с тобой детстве и юности.

С. УРСУЛЯК: Нужно предъявлять. Но тогда ведь тоже конструировали искусственного героя, но просто от того, что люди были не бездарные, этот герой рождался, и были люди, которые нам нравились. Вот Олег Николаевич Ефремов, «Социализм с человеческим лицом», он же существовал в нашей жизни. И много, и Янковский и так далее. Эти герои существовали, и мы их любили, и мы к ним относились, как к живым людям. Но, поскольку сейчас всё чуть-чуть соли, немножко перца и вот вам получилось, и это вполне формат американский, то вот мы и получаем неживых людей, целлулоидную продукцию. Вот так…

К. ЛАРИНА: Я про «Ликвидацию» вспоминаю, что меня там смутило, если говорить по внутренним сюжетам, что человек, который антигерой, которого исполняет Михаил Пореченков, что мы про него знаем? Что он ненавидит советскую власть, что он посвятил свою, пусть и короткую жизнь, борьбе с нею, но он у тебя и получается персонажем, глубоко отрицательным.

С. УРСУЛЯК: Да, есть сложность.

К. ЛАРИНА: Это же чистая идеология.

С. УРСУЛЯК: Солнце моё, здесь есть сложность. Когда мы говорим о войне, здесь всё, если говорить «наше – не наше, русские – фашисты», всё просто. Как только мы вступаем на другую тему, когда мы русские – русские, но мы против и за, тут всё гораздо сложнее. Я понимаю, что в «Ликвидации» в этом смысле есть натяжка. Но это мы заболтали. Ну, вот так закончилась эта история. Но конечно же, такого рода вещи требуют гораздо большего осмысления и глубины. Здесь мы просто обозначили. Так можно разбираться с националистами украинскими, которые у меня возникают не пойми откуда. Это некое обозначение врага, друга, который оказался врагом. Ну, не придумали лучше. Таланта не хватило.

К. ЛАРИНА: Это тоже важно, потому что сегодня же всё считывается. Это нам кажется, что все вокруг такие дураки. Сегодня считываются все смыслы, и всё имеет значение. Я вспоминаю эпизод из «Неуловимых мстителей» или «Новые приключения неуловимых», это эпизод, сыгранный с одной песней.

С. УРСУЛЯК: «Поле, русское поле»,

К. ЛАРИНА: Ну конечно! Это настолько переворачивало сознание советского человека, потому что это враг, это белогвардейская сволочь! Но посмотри, как он страдает, как он любит! Он не имеет права так любить родину, как я её люблю!

С. УРСУЛЯК: Совершенно верно. Конечно, не имеет. Да, да. Но я хочу заметить, что, к сожалению, у нас считывается ещё то, и наполняется смыслами, что никакого смысла не имеет. Когда я читаю дискуссии по поводу той же «Ликвидации», что это заказ Кремля, который хочет Украину наказать… ну, понятно. Что еврейское лобби… Что это означает? Никто не понимает, с какого перепугу начался этот фильм, как это делалось, как никто ни с кем не советовался, не ходил ни в какие кабинеты, это не было никаким заказом. Мы часто считываем такие вещи, которых нет и не существовало в произведении. В хорошем, плохом ли…

Это тоже беда нашего времени и нашей жизни.

К. ЛАРИНА: Ну, тогда скажи уже про «Исаева», что это за… это тот герой, который сегодня может быть востребован?

С. УРСУЛЯК: Не думаю. Просто я думаю, что взаимоотношения и ощущение того, что почему так происходит, когда и этот хорош человек, и этот хорош человек. Но почему мы не можем быть счастливы? Ну почему мы должны обязательно, чтобы этот был прав, а этот виноват? Есть ли это ощущение у зрителя, когда будет жалко всех – и тех, кто победил, и кто проиграл. И почему? Если этот вопрос останется у зрителей, то хорошо.

К. ЛАРИНА: То есть, для тебя объективных каких-то вещей в истории не существует?

С. УРСУЛЯК: Солнышко моё, я не историк.

К. ЛАРИНА: Всё относительно.

С. УРСУЛЯК: Я считаю, что да. И нельзя мазать одной краской, той или иной, то, что происходит, происходило и надеюсь, будет происходить. Всё гораздо сложнее, с одной стороны, с другой стороны – проще. Все люди – люди.

К. ЛАРИНА: Ну что же, мы продолжим эту дискуссию, когда на экраны выйдет фильм «Исаев» Сергея Урсуляка.

С. УРСУЛЯК: Представляю, что за шабаш у вас здесь начнётся!

К. ЛАРИНА: Нет, обязательно в твоём присутствии, Серёжа.

С. УРСУЛЯК: Интересно! Попробуйте.

К. ЛАРИНА: Я благодарю тебя что ты в праздничный день нашёл в себе силы и, главное, желание придти на «Эхо», спасибо тебе большое.

С. УРСУЛЯК: Всегда готов! Спасибо вам.

К. ЛАРИНА: Я тебя очень люблю, хоть это и не программа «Дифирамб», но я обязана это сказать, потому что я очень люблю этого человека, считаю его необычайно талантливым, умным, совершенно отдельным, несмотря на то, что он всё время говорит, что он не отдельный, он отдельный!

С. УРСУЛЯК: Хорошо.

К. ЛАРИНА: И вы в этом лишний раз убедитесь, когда появится его «Исаев». Такой красивый, сложный.

С. УРСУЛЯК: Я молчу, потому что я рыдаю.

К. ЛАРИНА: Спасибо тебе.

С. УРСУЛЯК: Пока.

http://www.echo.msk.ru/programs/kulshok/590314-echo/
"Во всём мне хочется дойти до самой сути:
В работе, в поисках пути, в сердечной смуте..."
Б.Пастернак
Аватара пользователя

Нюша
 
Сообщения: 4949
Зарегистрирован: Пт 06 янв 2006, 15:59
Откуда: г. Севастополь


Re: Русская культурa

Новое сообщениеот Нюша » Сб 09 май 2009, 22:43

Вот почему-то в текстовом варианте упустили эпитет Лариной "Такой красивый, сложный" в отношении "Исаева"...
"Во всём мне хочется дойти до самой сути:
В работе, в поисках пути, в сердечной смуте..."
Б.Пастернак
Аватара пользователя

Нюша
 
Сообщения: 4949
Зарегистрирован: Пт 06 янв 2006, 15:59
Откуда: г. Севастополь


Re: Русская культурa

Новое сообщениеот Анита » Сб 09 май 2009, 22:49

Нюша, спасибо тебе огромное. К стыду, должна признаться, что я тогда тоже не поняла "Сочинения к Дню Победы". То есть, не то чтобы совсем не поняла, конечно, ясно было, про что. Но мне казалось - ну это он слишком как-то... А теперь вижу - не слишком. Ещё как не слишком! Просто человек видел ВПЕРЁД. А многие только сейчас подходят к тому, что он с такой болью чувствовал ещё десять лет назад.
А про Пореченкова я не согласна, что он в "Ликвидации" получился исключительно отрицательным. То есть, он - враг, это безусловно, но вот ПОЧЕМУ враг? Разве над этим не задумываешься, когда смотришь?
Аватара пользователя

Анита
Мoderator
 
Сообщения: 14355
Зарегистрирован: Вс 02 апр 2006, 17:27
Откуда: Санкт-Петербург


Re: Русская культурa

Новое сообщениеот Нюша » Сб 09 май 2009, 23:20

Оказывается и "Ошибку Пуаро" критиковали, а я категорически не согласна с критикой. Мне в своё время очень понравилась тогда эта картина. Этот фильм совсем недавно кто-то сравнил с хорошим вином, которое с годами становится лучше. А по мне, так с самого начала было ясно, что фильм очень удачный.
"Во всём мне хочется дойти до самой сути:
В работе, в поисках пути, в сердечной смуте..."
Б.Пастернак
Аватара пользователя

Нюша
 
Сообщения: 4949
Зарегистрирован: Пт 06 янв 2006, 15:59
Откуда: г. Севастополь


Re: Русская культурa

Новое сообщениеот Jackdaw » Вс 10 май 2009, 13:08

Нюша,благодарю тебя за возможность прочитать запись беседы С.Урсуляка на радио!
Ты всегда радуешь нас прекрасной информацией! :obeisance:
Аватара пользователя

Jackdaw
 
Сообщения: 5900
Зарегистрирован: Чт 06 ноя 2008, 13:33


Re: Русская культурa

Новое сообщениеот Natasha Suvorina » Вс 10 май 2009, 14:58

Спасибо, Нюша!
Здесь есть очень хорошие повороты, над которыми хочется поразмыслить.
Жизнь слишком коротка, чтобы быть маленьким и слабым!
Аватара пользователя

Natasha Suvorina
 
Сообщения: 3713
Зарегистрирован: Вт 24 май 2005, 11:15
Откуда: Yaroslavl


Re: КИНO и TЕЛЕВИДЕНИЕ

Новое сообщениеот Анита » Чт 09 июл 2009, 02:27

Не помню, было у нас это интервью Сергея Урсуляка, или нет? Если было, извините...


Сергей Урсуляк
…фокуса не будет: я знаю, что они напишут.


— Я попробую воспроизвести мотивы типового конфликта между режиссером и критиком, характерные именно для сегодняшнего дня. Основу составляет трудная экономическая ситуация, в которой оказалась кинематография. Режиссеру несмотря ни на что нужно продолжать делать фильмы, критику — их оценивать, анализировать, помещать в контекст и т.д. Режиссеру кажется (высказывает он это вслух или нет), что критик обязан учитывать печальные особенности создания фильма в нынешних условиях: каких нервов и нечеловеческих усилий стоило довести дело до премьеры; какова была разница между необходимыми и реально полученными средствами; какое количество преград пришлось преодолеть на пути от замысла к результату. Критик не на Луне живет, ему известны реальные обстоятельства, но, сочувствуя или оставаясь к ним равнодушным, он все же не согласен менять профессию.

— Я пока еще ни разу не сталкивался с тем, чтобы какой-либо критик принимал во внимание эти гуманные и справедливые соображения. Вот уж в чем их нельзя заподозрить — так это в изначальной доброжелательности. Пользуясь брокерской биржевой терминологией можно даже сказать, что идет игра не на повышение, а на понижение. Переходя же на язык человеческий, надо с грустью признать, что критик не любит предмет, которым занимается — не любит кино, не любит тех, кто его делает. Когда я получил первый приз за первую картину, я встретил одного молодого человека, критика, который поздравил меня и сказал: правильно, надо этим старым козлам дать по рогам. Уже тогда меня поразила сама эта мотивировка — которой не было и не могло быть в моем фильме. А затем я стал постепенно понимать, что это желание «дать козлам по рогам» так или иначе, присутствует у всей молодой генерации критики. Сначала они, действительно, давали старым козлам по рогам, потом новым козлам по рогам… Но вот само желание дать по рогам… не погладить скотину, не подоить… В какой-то степени их можно понять, потому что многое из того, что мы делаем, действительно разочаровывает. Но мне всегда казалось, что нормальная человеческая реакция на чужую неудачу — это огорчение, сочувствие, но никак не злорадство и не повод для демонстрации успехов в изысках злоязычия…

— Если речь идет о человеческих или тем более дружеских отношениях — безусловно. Но говоря о сущности профессионального сосуществования "критик — режиссер " (которое заведомо антагонистично) — вряд ли. Мы знаем множество блистательных критических работ из прошлых эпох, которые именно и построены на «изысках злоязычия».

— Послушайте, вы ведь говорите с режиссером… И начали разговор с того, что критик, если он не безумец и от мира сего человек, обязан, в конце концов, учитывать реальный контекст, в котором создается то или иное произведение… И тогда в любой работе при общей оценке «плохо» можно найти нечто, что можно отметить: отдельную актерскую работу, отдельную операторскую работу, отдельную работу композитора, художника и так далее. Или похвалить за намерение. Ведь очень немногие начинают снимать плохое кино. Начинают все снимать кино хорошее, а уже потом по ходу оно становится плохим. Или не становится. А у нас никто не подозревает режиссера в хорошем, все сразу подозревают его в плохом, не понимая, что тратить три года жизни в чудовищных условиях работы — это не самое большое развлечение. Можно найти поинтереснее занятие. Полегче.

— Это вполне укладывается в рекомендацию "поддерживать отечественного кинопроизводителя ". Безусловно, поддерживать нужно. Для этого есть или должны быть иные механизмы и люди иных профессий, которые должны это осуществлять: прежде всего рекламисты, которые могут и должны вести рекламную кампанию в прессе. Критика здесь ни при чем. Критика должна сохранять критерии.

— И если бы еще знать, какими, собственно, критериями критика руководствуется! Или вот еще интереснее вопрос — существуют ли они у нее вообще, эти критерии? Ведь одно и то же весьма уважаемый критик может назвать и хорошим, и плохим, и чистым, и грязным, и черным, и белым. Если ты берешься судить, предъяви, будь добр, законы, по которым судишь. В слишком многих статьях или рецензиях ясно прочитываются лишь одни законы — законы групповых пристрастий, или, по-новому выражаясь, тусовочных интересов. Я с ужасом понял в какой-то момент, что могу не читать ту или иную рецензию в той или иной газете. Фокуса не будет: я знаю, что они напишут. Все предсказуемо. И предсказуемо не потому, что знаешь эстетические приоритеты того или иного критика, а потому что представляешь себе тусовку, в которой он вращается. Вот эта подмена профессиональных критериев на некие внехудожественные говорит о том, что профессиональных как таковых, видимо, и не было…

— Но ведь тусовка эта — не только кинокритическая, она общая киношная…

— Конечно. Но, видите ли, в отличие от режиссеров и, в особенности, актеров, — критик может формулировать. Он может подвести под свое плохое настроение некую теоретическую базу. В его высказывании чье-то частное, порой весьма предвзятое мнение преподносится в виде профессиональной оценки, которая в нынешних условиях часто приобретает характер приговора. Свое право и свою способность формулировать критик не должен употреблять во зло. В этом и состоит ответственность критика. Но ситуация складывается таким образом, что отсутствие эстетических критериев совпадает с весьма размытыми этическими нормами. Естественное положение вещей подразумевает, что есть кино, есть зритель и есть критик. Получается треугольник. Любовный он, не любовный — это уж как пойдет. В отсутствие проката, есть только картина и критика, а зрителя нет. И место зрителя занимает та же критика. Такое положение, конечно, уродует режиссера. Он начинает по ходу работы моделировать, просчитывать реакцию. Либо злится и придумывает поговорки типа «хороший критик — мертвый критик».

— Вы тоже злитесь?

— Я доверяю немногим авторам, которые, прежде всего, являются порядочными людьми. Они могут и не писать о моих картинах, не соглашаться с ними, но они говорят со мной на одном языке. В то же время я знаю, что есть критики, которым мне никогда не удастся угодить. Я могу так, сяк — но ничего не произойдет, они мои фильмы не полюбят. Или я должен что-то изменить в себе, а я боюсь что это «что-то» — и есть главное. Ради успеха у зрителей — которого мое поколение не знало и обречено не знать — я, возможно, и пошел бы на какие-то компромиссы. У нас есть режиссеры, которые сделали по полкартины, но просто своим частым появлением в кругах они считаются режиссерами, а можно сделать восемь картин — и никто этого не заметит. Ни критика, ни, тем более, зритель. В этом смысле мне сейчас очень тяжело начинать новую работу. Я вдруг на каком-то фестивале обнаружил, что на просмотры едут из гостиницы пять автобусов, набитых киношниками, своими. И вот они приезжают, смотрят, садятся — и уезжают. Все. И я начинаю думать: зачем я работаю? Для пяти автобусов? Мы со зрителем живем в разных пространствах, как бы на разных берегах. И критика должна налаживать между нами какие-то мосты, а не отталкивать аудиторию либо сплетней, либо умствованием. Я уж не знаю, может быть, рецензий и не читает никто… Но если читают — это не прибавляет желания смотреть кино.

— Все эти претензии в адрес критики, по Вашему мнению, традиционны или они стали актуальны только сейчас?

— Я скорее могу ориентироваться на свой давний стаж читателя журналов «Советский экран» и «Искусство кино», чем на свой личный профессиональный опыт. У меня дома были подшивки с 57 года. Действительно, и тогда критика ругала, но было понятно, когда ругают за дело, а когда — по заказу. Эта ругань не была коммунальной, не была оскорбительной. А сейчас и лучшие наши киношные журналы перепутали профессионализм с элитарностью. И таким образом, для основной части работающих в кино людей они стали менее интересны.

— Помимо вышеозначенных газет и журналов существуют еще журналы богатые и дорогие, которые тоже время от времени пишут о кино…

— Я не большой любитель этих журналов. У них есть свои герои, и они про них пишут. Все их рейтинги… Я могу об этом говорить, потому что я тоже появлялся в этих рейтингах — но это все игры, игры, которые к жизни не имеют почти никакого отношения. Но в этих красочных журналах я не вижу злобы — само по себе уже неплохо. Пишут о том, что любят. Любят джин с тоником — и об этом пишут. Любят Гребенщикова — и о нем пишут. Без желания размазать его по стенке или дать ему, козлу, по рогам. Беды от них большой нет. Такая жизнь под кайфом. У меня жизнь другая, поэтому я говорю, прежде всего, о газетах и о специальных киноизданиях. Там это желание — размазать по стенке — присутствует в избытке. Критикам не приходит в голову считаться с тем, что ты не можешь ему ответить. Не писать же открытые письма…

— Почему? Вот Бергман писал открытые письма критикам, и Годар писал… Это называлось — полемика. Занятие плодотворное и для критика, и для режиссера.

— Если так будет продолжаться, полемика может вылиться в какие-нибудь иные формы. У кого-то из режиссеров сдадут нервы, и кто-то из критиков будет публично унижен. Физически. Не от хорошей жизни я встречаю хорошего режиссера с автоматом на пляже, который на вопрос «А чего ты с автоматом?» отвечает — «Критиков отстреливаю». И это не самый обиженный режиссер. Наоборот, обласканный. Но, видимо, и его затронуло. Видимо, так нельзя.

— Ну, можно себе представить не менее живописный эпизод. На том же фестивальном пляже бродит хороший критик, обалдевший от бесконечного потока антихудожественной продукции, которую ему предстоит описывать — и на вопрос "что ты здесь делаешь ", вполне может ответствовать "режиссеров отстреливаю "… Мы так можем очень далеко зайти. Почему бы нам не вспомнить о том, что кризис равно тяжел для обеих сторон? У нас общие проблемы, потому что мы существуем в одном художественном пространстве. У режиссера может быть только одно серьезное намерение: сделать хороший фильм. И делает он его не для критика. Соответственно, главная задача критика — написать хорошую статью. И он пишет ее не для режиссера. Разумеется, возникают какие-то поправки на реальную ситуацию, но в идеале это непременное условие профессии.

— Непременное условие профессии критика — любовь к предмету.

— Любовь к предмету и может вызвать неприязнь к какому-либо отдельно взятому фильму.

— Теоретически — да. Но я уже говорил, в реальности все происходит иначе. Один и тот же фильм — как одну и ту же женщину — можно увидеть совсем по-разному: «в зависимости от». Здесь нужно очень захотеть полюбить. Мне кажется, что это — условие профессии.


От редакции

«Я испытываю огромный страх, как перед зрителем, так и перед критиками. Мне всегда хочется предупредить их, объяснить некоторые вещи, прежде чем они пойдут смотреть мой фильм. Не помню, кто сказал, что книги — и фильмы, добавлю от себя, — должны быть судимы как преступления представителями судебных властей и в присутствии присяжных заседателей, но что при этом нужно заслушивать как обвинение, так и защиту».
Микеланджело Антониони

«К тому же требуется если не мужество, то во всяком случае некоторая более или менее сознательная дерзость для того, чтобы не оставить камня на камне от фильма режиссера, с которым ты хорошо знаком и не раз вместе обедал. Но поскольку после двух лет работы оказываешься знаком со слишком большим количеством людей этой профессии, приходится выбирать между подлостью и хамством. Я выбрал хамство».
Франсуа Трюффо

«Хорошо было бы, если бы пресс-конференции проходили в молчании: все сидят и смотрят друг на друга, улыбаются друг другу, машут друг другу ручкой, а также обмениваются подарками, но неизменно молча, не произнося ни слова, а потом все расходятся по своим делам».
Федерико Феллини

"Я презираю педантизм и жаргон. Я смеялся до слез, читая некоторые статьи в "Кайе дю синема ". Став в Мексике почетным председателем Киноцентра, высшей киношколы, я был однажды приглашен посетить это учреждения. Мне представили нескольких профессоров. Среди них был один прилично одетый, краснеющий от застенчивости молодой человек. Я спросил его, что он преподает. Он ответил: "Семиологию и клоническое изображение «. Я готов был его убить. Жаргонный педантизм как типично парижское явление оказал самое пагубное влияние на слаборазвитые страны. Это совершенно очевидный, наглядный пример культурной колонизации».
Луис Бунюэль


С Сергеем Урсуляком беседовала Анна Королева
журнал «Сеанс № 14», Фильм в работе


http://seance.ru/n/14/filmv-rabote/sergey-ursulyak/
Аватара пользователя

Анита
Мoderator
 
Сообщения: 14355
Зарегистрирован: Вс 02 апр 2006, 17:27
Откуда: Санкт-Петербург


Re: КИНO и TЕЛЕВИДЕНИЕ

Новое сообщениеот Анита » Чт 09 июл 2009, 02:36

Забавно: судя по цитатам от редакции, критики выбирают хамство, чтобы не быть подлецами. Это честный выбор, когда кино и вправду плохое. А вот когда это зависит от настроения пишущего, от "групповщины", от "вкусовщины"... Но ведь никто никому ничего не докажет. "А я искренне считаю, и уверен, что ваш фильм - плохой! Что мне вас, по головке гладить, что ли?! Да я тебя, козла!" А всё от большой любви к кинематографу. Так и будет этот разговор ходить по кругу.
Боюсь только, что некоторые профи (иногда, иногда, "присутствующие исключаются") выбирают хамство ради хамства. То есть, прошу прощения - ради того, чтобы "блеснуть".

И вот что ещё странно: я почему-то заранее знала, в каком "ключе" будут выбраны цитаты. Ещё до того, как закончила читать статью. ;-)
Аватара пользователя

Анита
Мoderator
 
Сообщения: 14355
Зарегистрирован: Вс 02 апр 2006, 17:27
Откуда: Санкт-Петербург


Re: КИНO и TЕЛЕВИДЕНИЕ

Новое сообщениеот Анита » Чт 09 июл 2009, 03:03

Сергей Урсуляк: " И тогда в любой работе при общей оценке «плохо» можно найти нечто, что можно отметить: отдельную актерскую работу, отдельную операторскую работу, отдельную работу композитора, художника и так далее."


Вот об этом я всегда и думала! :clap:
Аватара пользователя

Анита
Мoderator
 
Сообщения: 14355
Зарегистрирован: Вс 02 апр 2006, 17:27
Откуда: Санкт-Петербург


Re: КИНO и TЕЛЕВИДЕНИЕ

Новое сообщениеот Natasha Suvorina » Чт 09 июл 2009, 10:03

Анита, спасибо за статью, я с ней раньше не сталкивалась. Очень интересно, есть что обдумать.
Жизнь слишком коротка, чтобы быть маленьким и слабым!
Аватара пользователя

Natasha Suvorina
 
Сообщения: 3713
Зарегистрирован: Вт 24 май 2005, 11:15
Откуда: Yaroslavl


Re: КИНO и TЕЛЕВИДЕНИЕ

Новое сообщениеот Елена » Чт 09 июл 2009, 12:39

Сергей Урсуляк:ситуация складывается таким образом, что отсутствие эстетических критериев совпадает с весьма размытыми этическими нормами
Вот это очень точное определение не только ситуации с профессиональной этикой кинокритики, но и того, откуда берутся и такие телешоу, о котором мы только что говорили, и «жёлтые» публикации, и всё тому подобное. Парадокс: казалось бы, именно профессиональные критики должны быть образцом и приверженности высоким этическим нормам, и культуры дискуссии и законодателями столь же высоких эстетических критериев. ПОЧЕМУ же они скатились до такого уровня, что приходится выбирать между подлостью и хамством?!
Аватара пользователя

Елена
Мoderator
 
Сообщения: 10925
Зарегистрирован: Чт 31 май 2007, 07:04
Откуда: Россия, Сибирь

След.

Вернуться в Список форумов

Вернуться в Театр, кино, ТВ, другие артисты

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3